Карелия: Кижи — Валаам — Соловки

  • Долго будет Карелия сниться,
    Будут сниться с этих пор
    Остроконечных елей ресницы
    Над голубыми глазами озер...
    К. Рыжов

Краткая информация по туру

Турфирма: Tourist Terminal

Туроператор: Русский Север

Даты поездки: 27.06 — 01.07.2013

Основные пункты путешествия: Петрозаводск – Кижи – Сортавала – Валаам – Кивач – Медвежьегорск – Залавруга – Беломорск — Соловки

Интересный тур по Карелии я нашла ещё в прошлом году, но тогда у меня в приоритете был Аркаим, и эту поездку я запланировала на следующий год. Понравившаяся мне программа включала посещение почти всех главных достопримечательностей тех мест — Кижей, Валаама, Кивача и Соловков, а также посёлка под загадочным названием Залавруга, где были обнаружены уникальные беломорские петроглифы.

До Петрозаводска я добиралась ночным поездом. Сбор группы был организован как раз на вокзале, где-то около 8 утра. Нас в итоге оказалось человек 15-16 — точно не помню, главное, что не очень много :)

Как только все организационные вопросы были решены, мы поехали заселяться в гостиницы. После дороги очень хотелось привести себя в порядок, умыться, переодеться, но, к сожалению, времени в отеле совсем не было – мы только зарегистрировались и оставили там чемоданы. А переодеться-то было просто необходимо: в Карелии в те дни стояла небывалая жара, и я в своих джинсах и тёмного цвета футболке очень страдала. Но так уж получилось, да.

В кафе при гостинице для нас уже приготовили завтрак: салатик, что-то горячее, чай, кофе. Сил прибавилось, настроение улучшилось, и можно было отправляться на экскурсии.

Первый день обещал быть очень насыщенным: нам предстояла обзорная автобусно-пешеходная экскурсия по Петрозаводску, а потом – поездка в заповедник Кижи.

Города и достопримечательности

Петрозаводск

Сразу скажу, что гид нам попалась замечательная: звали её Ольга Ширшова (всем рекомендую, если что), и сопровождала она нас, по-моему, до Медвежьегорска (потом был уже другой экскурсовод). За 2,5 дня Ольга рассказала нам массу всего интересного о Карелии и её природных богатствах, познакомила с историей этих мест, поведав немало занятных исторических  фактов; при этом было видно, что человек искренне любит свой край и хочет поделиться этой любовью со всеми окружающими. От всего сердца желаю ей здоровья и дальнейшего процветания!

Итак, Петрозаводск – столица Карелии, город с населением около 272 тыс. чел. (2014 год; здесь и далее – данные Википедии). Основан он, как и Санкт-Петербург, Петром Первым в 1703 году и одно время назывался «Петровской слободой».

Наша первая остановка была как раз в районе основания Петрозаводска – у реки Лососинки, где при Петре построили железоделательный завод, снабжавший орудиями русскую армию в войне со шведами. По окончании войны завод был заброшен, но в 1772 г. восстановлен Екатериной II — чуть дальше от прежнего места. Новый завод назвали Александровским, там изготовляли пушки теперь уже для войны с турками. Именно здесь лафеты впервые стали делать из железа – их высокое качество оценил сам Суворов, приехавший однажды посмотреть завод.

В советское время на месте Александровского завода работал Онежский тракторный завод, прекративший существование в 90-е годы.

Исторически сложилось, что на одном берегу реки Лососинки жили состоятельные горожане, а на другом селилась беднота, отчего этот район получил название «Голиковка». Сейчас, конечно, границы стёрлись, но название таким и осталось.

Пётр I очень любил Петрозаводск и приезжал в город четыре раза. В свой последний приезд, в 1724 г., он встретил по дороге юродивого – Фадея, который предсказал императору скорую кончину. Пётр разозлился и велел посадить Фадея в темницу. Однако в январе 1725 г., чувствуя, что умирает, Пётр освободил юродивого и назначил тому пожизненную пенсию, от которой Фадей, впрочем, отказался.

После реки Лососинки мы поехали в центральную часть города и остановились на площади Кирова, где находится здание Музыкального театра Республики Карелия, а также современный финский драматический театр, музей изобразительных искусств и дом кантеле (кантеле — традиционный карельский музыкальный инструмент типа гуслей). В музее изобразительных искусств раньше располагалась мужская гимназия, где в XIX веке учился знаменитый русский художник Василий Поленов.

Когда-то на площади Кирова стоял памятник Александру II, но в советский период памятник переплавили, и его место заняла скульптура Кирова. После войны памятник Кирову был загадочным образом утерян, и вместо него на площади поставили копию. Позже, однако, первый памятник Кирову нашли и установили уже в Медвежьегорске. Такая вот история с этими памятниками.

Следующую остановку мы сделали на площади Ленина – единственном месте в городе, где сохранились дома архитектуры XVIII века. Из-за формы эту площадь ещё называют «круглой» или «циркульной»; здесь расположены Министерства культуры и юстиции, Национальный музей, рядом находится мемориал «Вечный огонь».

Площадь Кирова, площадь Ленина, проспект Карла Маркса — по рейтингу газеты «Коммерсант», Петрозаводск признан вторым городом в России по степени «советскости», т.к. большинство улиц сохранили названия, полученные во времена СССР.

Заканчивалась обзорная экскурсия на живописной набережной Онежского озера, представляющей из себя, по сути, музей под открытым небом. Тут находится памятник основателю города Петру Первому (к нашему приезду кто-то набросил на него тельняшку :)) и многочисленные памятники-подарки Петрозаводску, сделанные городами-побратимами. Среди них можно увидеть «кошелёк удачи» (подарок Риги), «волну дружбы» (подарок финского Варкауса), «арку дружбы» (подарок Хельсинки), образ Карелии в виде купающейся девы и одну странную композицию под философским названием «Человек – мыслящий тростник» — подарок Тюбингена. Мне, правда, больше всего понравились фигуры закидывающих сети рыбаков, выполненные из металлических трубочек: авторам этой конструкции удалось передать движения людей и создать ощущение лёгкости и воздушности.

Ещё одна композиция на набережной – «дерево желаний», с одной стороны которого сделано «большое внимающее ухо» — именно туда нужно шептать своё заветное желание, но только с одним условием: оно обязательно должно быть хорошим, тогда есть шанс, что исполнится :)

Набережная – действительно очень красивое место, являющееся излюбленным местом отдыха горожан и зоной проведения различных фестивалей, сюда также приезжают фотографироваться молодожёны (пока мы там были, успели увидеть несколько свадеб). Наша прогулка по Онежской набережной стала ярким завершением первой половины экскурсионного дня, далее по программе шло посещение заповедника Кижи – жемчужины русского деревянного зодчества.

Кижи

Музей-заповедник «Кижи» находится на одноимённом острове в Онежском озере. Добирались мы до него на «Комете», дорога заняла 1 час 15 минут. На озере была тишь да гладь – даже не верилось, что волна здесь во время штормов может достигать 7 м в высоту!

В переводе с карельского, слово «кижи» означает «место игрищ, праздников». Территория острова начала заселяться ещё в XI веке карелами и новгородцами. Главные же сокровища Кижей – деревянные церкви, Преображенская и Покровская – были построены уже в XVIII в.

У входа в заповедник нас встретила приветливая девушка, в сопровождении которой мы отправились на экскурсию по острову-музею. Рассказывала она много и интересно, и всё бы хорошо, кабы не жара: солнце нещадно палило, и никуда нельзя было от него скрыться, т.к. деревьев там немного. Экскурсия длилась около полутора часов, и я «снимаю шляпу» перед гидом, которая блестяще справилась со своей задачей в таких тяжелых условиях, когда просто ходить-то тяжело — не то, что о чём-то рассказывать.

Единый архитектурный ансамбль Кижей восхищает простотой и изящностью форм, идеальными пропорциями своих сооружений и абсолютной гармоничностью со всем окружающим: он вписан в пейзаж так, как будто это не человек, а сама Природа так и задумала. Между тем, единственными постройками, исконно находившимися на острове, являются только Преображенская и Покровская церкви; всё остальное было перемещено с других территорий специально для создания историко-архитектурного музея.

Преображенская церковь была построена в 1714 году, как говорят – одним топором и без единого гвоздя. По легенде, мастер, завершив работу и поглядев на творение своих рук, выбросил топор в воду со словами «Не было никогда на Руси такой красоты и не будет». Гвозди, однако, в здании всё-таки присутствуют, но не в срубе, а в куполах. Главки церквей сделаны из лемеха (осиновой стружки): благодаря свойству осины разбухать под дождём пространство внутри церкви всегда остаётся сухим. Высыхая же, осина приобретает серебристый оттенок, поэтому купола этих деревянных церквей так сверкают на солнце, что будто и в самом деле серебряные. Реставрировать их надо довольно часто – каждые 10-12 лет.

Преображенская церковь является «летним», неотапливаемым храмом, а вот Покровская - традиционная «зимняя» церковь, и в её архитектуре всё предусмотрено для того, чтобы сохранять тепло (маленькая высота, большой предбанник). Она была сделана на полвека позже – в 1764 году. Покровская церковь как бы дополняет и уравновешивает Преображенскую, придавая законченность всему ансамблю. Внутри обеих церквей можно увидеть четырёхъярусные иконостасы: в первом ряду представлены Богоматерь и апостолы, во втором (деисусном) – Иисус Христос, ниже идут изображения главных христианских событий, лежащих в основе двунадесятых праздников.

При строительстве мастера намеренно хотели исключить всякий символизм, однако если прибавить к 22 главкам Преображенской и 10 главкам Покровской церквей ещё одну главку – с церкви Воскрешения Лазаря, то получится 33 – возраст Христа.

В одной из этих церквей (к сожалению, уже не помню, в какой именно) для нас выступил мужской хор – пели здорово, мне понравилось. А в конце экскурсии мы специально остановились у часовни Михаила Архангела с колокольней, чтобы послушать праздничный и очень мелодичный перезвон; всё-таки недаром говорят, что колокольный звон обладает лечебным эффектом (если слушать его регулярно) – благотворное воздействие он, определённо, оказывает.

По ходу экскурсии мы также зашли в несколько старинных крестьянских домов – посмотреть на интерьер, познакомиться с крестьянским бытом, традициями и культурой. В каждом из таких домов сидели девушки в национальных русских нарядах, которые как раз и рассказывали о различных сторонах крестьянской жизни (им, бедным, тоже приходилось нелегко, т.к. в домах было очень душно).

Так, в старину женщины традиционно занимались прядением, вышиванием, изготовлением бус; считалось, что девушка всегда должна быть с работой, особенно в присутствии гостей, иначе никто не возьмёт в её жёны. По качеству спрядённой нити определяли характер будущей хозяйки.

Мужчины же занимались изготовлением сетей и лодок («кижанок»). На таких лодках, в том числе, перевозили и скот (например, коров) – в места, где больше корма. В настоящее время для «кижанок» ежегодно устраивается специальная регата.

По окончании экскурсии нам дали ещё час свободного времени – погулять по острову или посидеть в какой-нибудь тени :) Да, такой жары там не помнили давно, тем более что и не свойственна она этим северным краям. Климат, видимо, и правда меняется.

Я ещё немного прошлась по заповеднику, пофотографировала пейзажи и пошла на выход – к пристани, где взяла в магазинчике банку холодного пива, т.к. пить хотелось безумно.

В Петрозаводск мы вернулись в начале девятого вечера; жара, наконец, спала, и можно было немного передохнуть. По пути в гостиницу я прошла мимо кафедрального собора во имя великого князя Александра Невского – памятника архитектуры XIX века. Храм действующий, и в 2010 году он был освящён Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Вечером выяснилось, что, несмотря на довольно закрытую одежду, я за этот день серьёзно сгорела. Пришлось срочно идти искать аптеку и просить что-нибудь от ожогов; к счастью, аптека оказалась недалеко, и мне удалось купить там спрей «Пантенол»; после него стало легче. Постепенно, конечно, всё прошло, и зато теперь я знаю, что, даже отправляясь на север, надо брать с собой солнцезащитные средства – на всякий случай.

Дорога на Валаам

На следующий день ранним утром мы на время покинули Петрозаводск и отправились дальше по маршруту – к городу Сортавала, откуда уходят теплоходы на Валаам. Поскольку выезжали мы рано, то завтрака в гостинице не было; вместо этого мы остановились в кафе по дороге, где попробовали некоторые блюда традиционной карельской кухни, в частности, калитки – пирожки из ржаной муки с пшёнкой, картофелем или творогом.

 По пути наш гид Ольга успела рассказать много всего интересного о Карелии, о народах, населявших её территорию в разные годы, о природных богатствах карельской земли. Эти богатства, кстати, «зашифрованы» в самом названии: КА – камни (минералы), РЕ – реки, Л – леса, ИЯ – и ягоды :)

Основными минералами Карелии являются шунгит, мрамор, слюда, малиновый кварцит. Именно из малинового кварцита сделан саркофаг Наполеона в Доме Инвалидов в Париже. Россия выиграла тогда в конкурсе на выбор материала для изготовления саркофага и прислала Франции малиновый кварцит со словами: «Побеждённому Наполеону от страны-победительницы».

Мрамор, что добывают в рудниках Рускеала, серый, с чёрными прожилками, можно увидеть в облицовке многих станций метро Санкт-Петербурга и Москвы. Ну а шунгит – вообще уникальный минерал: он обладает способностью адсорбировать всё отрицательное, поэтому широко используется для очистки воды. В Карелии очень распространены всевозможные сувениры из шунгита, в т.ч. наклейки на мобильный телефон – для снижения уровня излучения.

Что касается рек, то их здесь около 62 тысяч, а если все эти реки сложить вместе, то общая длина составит 82 000 км!

Среди деревьев Карелии наиболее известна, конечно, карельская берёза. От простой (повислой) берёзы её отличить непросто, основная разница видна на срезе: карельская берёза на срезе мраморная, что позволяет делать из её древесины красивые украшения и мебель. Кроме того, карельская берёза также известна своей высокой прочностью.

Ещё одно богатство Карелии – ягоды: морошка, черника, брусника, земляника и клюква. В старину ягоды были одним из главных продуктов для местного населения, их часто хранили мочёными (за исключением черники), т.к. в необработанном виде ягоды быстро портились.

Так, за разговорами мы не заметили, как подъехали к нашей первой остановке – у мемориала «Крест скорби».

«Крест скорби»

Этот мемориал посвящён погибшим в русско-финской — «зимней» — войне 1939-40 гг. На близлежащих территориях в те годы проходили наиболее кровопролитные бои, там погибли десятки тысяч советских и финских солдат.

Мемориал был открыт в 2000 году и представляет собой крест, который с двух сторон как бы обнимают фигуры русской и финской матерей, скорбящих по погибшим сыновьям. Камни, разбросанные вокруг, символизируют павших солдат.

Мы молча постояли у памятника и немного прошли вдоль тропинки вглубь леса и обратно. Тут же налетели тучи комарья, так что долго созывать группу к автобусу не потребовалось. Мы покинули это печальное место и поехали дальше – в город Сортавала.

Сортавала

Сортавала – небольшой город в Республике Карелия с населением менее 19 тыс. чел. (2014). По поводу происхождения его названия существуют разные версии; согласно одной из них, «Сортавала» переводится как «город, где живёт Сортава». До 1918 года этот город ещё назывался Сердоболь.

Времени в Сортавале у нас почти не было, однако 15-20 минут на посещение музея Кронида Гоголева всё-таки нашлись. Кронид Гоголев – знаменитый русский резчик по дереву, чьи уникальные работы не имеют аналогов в мире. В Сортавале открыт выставочный зал работ этого удивительного художника, и они поистине гениальны! Если у Вас будет возможность, обязательно загляните на эту выставку – не пожалеете. Произведения Гоголева, в основном, посвящены русскому Северу и народному быту; они объёмны (!), проработаны до мельчайших деталей и вырезаны с такой точностью, что люди воспринимаются как живые и не верится, что из простого дерева можно сделать такие шедевры. Фотографии не передают всей красоты, это надо видеть своими глазами.

Выйдя из музея, мы подошли к пристани и погрузились на «Метеор», идущий до Валаама.

Валаам

Путь на «Метеоре» занимает 45 минут. С собой хорошо иметь что-нибудь тёплое и непродуваемую куртку-ветровку, особенно если есть желание поснимать с палубы, т.к. ветер с Ладоги дует ледяной. На самом же острове было очень комфортно – тепло, но не жарко (не то, что днём раньше в Кижах).

На Валааме нас встречала местный гид, т.к., по-моему, сопровождающим со стороны не разрешается проводить экскурсии по острову. На Валааме действуют строгие правила поведения, которые необходимо соблюдать, проявляя уважение к этому святому месту. Мужчины должны быть без головных уборов, женщины – в юбках и покрытой головой (хотя бы на территории самого монастыря и действующих храмов), желательно громко не разговаривать и поставить мобильный телефон на беззвучный режим (или выключить совсем).

На Валааме царит своя особенная атмосфера, благодать, которая ощущается с первых шагов по острову. По легенде, обитель была основана святыми преподобными Сергием и Германом, чьи останки покоятся в скале внутри острова. Первоначально главный храм был деревянным, но в XVIII в. на Валаам приехал новый настоятель – старец Назарий, который выпросил дозволение выстроить там каменный храм. Кирпич для его строительства делался прямо на острове.

Сюда со своим камердинером как-то приезжал император Александр I. Он провёл на острове три дня и был настолько очарован этим местом, что повелел поднять статус обители до высшего. Валаам также посещали Александр II и великий князь Николай Николаевич. В начале XX в. на острове действовала школа-приют для детей сирот.

В советской России будущего у обители не было, но поскольку 31 декабря 1917 г. был подписан декрет о праве наций на самоопределение, монахи на Валааме им воспользовались и признали себя частью Финляндии. В 1940 г., однако, территория острова вновь отошла к советской России, и монахам пришлось вывозить церковное имущество в Финляндию, чтобы его сохранить — так был основан «Новый Валаам».

В советский период на острове действовал музей-заповедник; помещения Спасо-Преображенского собора использовались под овощехранилище, иконостас был разобран на дрова. Восстановление обители началось только в 1989 г.; многие объекты впоследствии были освящены Алексием II. Так, на острове заработали детский сад, больница, гостиница для паломников, дом культуры, библиотека — только, к сожалению, ненадолго. Сегодня на Валааме наблюдается кризис «светской жизни»: перестали функционировать библиотека, больница и детский сад, а в 2015 году зашла речь и о закрытии единственной школы. Если данная проблема в ближайшее время не будет решена, местным жителям ничего не останется, кроме как покинуть остров и переехать жить на материк.

Главный храм Валаама — Спасо-Преображенский собор с колокольней высотой 73 м, расположенный на территории действующего мужского монастыря с двумя уровнями церквей. Старинных икон в нём сохранилось всего две, они находятся в нижней церкви. Чудодейственными иконами Валаамского монастыря являются Всецарица (помогает от колдовства и магии, от онкологических заболеваний), св. Анна – мать Богородицы (от бездетности) и Богоматерь Валаамская (от ревматизма и прочих болезней суставов). Все святые изображения можно приобрести в церковной лавке (я привезла оттуда Всецарицу).

В верхней же церкви находятся очень красивые восстановленные фрески; благодаря тому, что в краску добавлен воск, они совсем не бликуют.

В Валаамском монастыре перед нами выступил хор певчих, исполнивших несколько т.н. «валаамских распевов». После концерта тут же можно было купить аудио- и видеозаписи их выступлений. Пели великолепно — я заслушалась, вспомнив заодно не менее впечатляющее выступление певчих в Ипатьевском монастыре Костромы.

На островах Валаамского архипелага располагается большое количество скитов: Воскресенский, Гефсиманский, Владимирский, Смоленский, Никольский, Скит Всех Святых и другие. В рамках экскурсии мы посетили два первых.

Нижний храм Воскресенского скита создан по образу и подобию Храма Гроба Господня в Иерусалиме, с кувуклией. Здесь, в монастырской трапезной, у нас был обед: на первое, по-моему, дали кислые щи, на второе – варёную рыбу с картошкой, на третье – чай с печеньем. Просто, но сытно, рыбу только пересолили слегка :)

Подкрепившись, мы пошли к горе Елеон, у подножия которой находится Гефсиманский скит с шатровой деревянной церковью Успения Пресвятой Богородицы. На самой горе установлена часовня во имя Вознесения Господня, и сверху открывается потрясающий вид на Ладогу – не упустите возможность подняться на гору Елеон, чтобы это увидеть!

Эта панорама стала, пожалуй, кульминацией нашей прогулки по святым местам Валаама; спустившись с горы Елеон, мы неспеша возвращались к пристани. После посещения монастыря и скитов на душе было очень светло и радостно, казалось, что маленькая частичка царящей здесь благодати передалась и нам, чтобы мы увезли её с собой и поделились с теми, кто тут ещё не был. Надо отдать должное гиду: она замечательно провела для нас эту экскурсию, затронув самые разные темы: от истории возникновения обители до философских вопросов о сущности бытия.

Мы пробыли на Валааме пять часов — до шести вечера, а потом той же дорогой вернулись в Петрозаводск на ночёвку. Следующий день также сулил много впечатлений: нам предстояло посетить природный заповедник «Кивач», побывать в городе Медвежьегорске, увидеть беломорские петроглифы в Залавруге и к вечеру добраться до Беломорска.

Природный заповедник «Кивач»

Утром, после завтрака, мы распрощались с Петрозаводском и двинулись дальше на север. Группа наша, правда, несколько уменьшилась, т.к. у части туристов был другой маршрут.

Первая запланированная остановка состоялась у водопада Кивач. Находится он на территории одноимённого заповедника, в котором, помимо самого водопада, располагаются ещё дендрарий и музей Природы.

В музее Природы представлены образцы разнообразной карельской флоры и фауны, здесь можно подробнее узнать о знаменитой карельской берёзе, рассмотреть структуру её древесины, а в дендрарии – увидеть, как она растёт в природе.

Водопад Кивач является одним из крупнейших равнинных водопадов в Европе, его высота составляет 10 м. Находится он на реке Суне. По поводу возникновения этого водопада существует легенда о том, как Суна погналась за своей сестрой Шуёй, убежавшей к Онежскому озеру, и так мчалась, что сносила всё на своём пути — в месте, где Суна пробила скалу, и возник Кивач.

Широкая публика узнала о Киваче благодаря поездке в эти края Г.Р. Державина, служившего в то время губернатором Олонецкой губернии. Он посвятил Кивачу своё стихотворение «Водопад»:

Алмазна сыплется гора
С высот четырьмя скалами,
Жемчугу бездна и сребра
Кипит внизу, бьет вверх буграми;
От брызгов синий холм стоит,
Далече рев в лесу гремит.

Вообще первоначально на Суне было три водопада, но после сооружения ГЭС вблизи Кондопоги остался только Кивач, но и он сейчас работает лишь на 15% от своей былой мощности.

Водопад и окружающие его пейзажи очень живописны, вдоль реки сделано несколько панорамных площадок, с которых открываются лучшие виды для фотографирования. Но если Вы хотите увидеть водопад во время его максимальной активности, то надо туда приезжать весной, во время паводков. В середине лета мощь, конечно, уже не та. Но всё равно красиво!

После Кивача мы отправились в город Медвежьегорск.

Медвежьегорск

Медвежьегорск – город на берегу Онежского озера, население – около 15 тыс. чел. (2014). Город очень молодой, ему всего около 80 лет. Название он получил по расположенной рядом возвышенности, имеющей форму лежащего медведя.

Нашей целью здесь было посещение городского краеведческого музея, в котором местный экскурсовод провёл для нас интереснейшую и очень содержательную экскурсию. Экспозиции музея посвящены медному литью, вышивке, прочим ремёслам, а также Великой Отечественной войне и строительству Беломоро-Балтийского канала. Рассказ нашего гида был как раз по большей части посвящён войне и Беломоро-Балтийскому каналу, и я узнала для себя очень много нового о том времени.

Так, знаменитый Беломорканал был построен за 20 месяцев (!) ценой нечеловеческих усилий узников ГУЛАГа. Строительство шло с 1931 по 1933 годы, в нём было занято до 130 000 человек. К строительству были привлечены, в основном, политзаключённые (58 статья), но присутствовали и уголовные элементы – они помогали присматривать за строителями. Кстати, слово «зэк» пошло от аббревиатуры «ЗК» – заключённые каналоармейцы.

Работа велась практически вручную, люди умирали прямо на местах, и их постоянно сменяли вновь поступившие узники. В богатейшем и всемогущем русском языке, наверное, всё-таки не найдётся слов, чтобы передать весь ужас происходящего тогда и выразить глубочайшую скорбь от осознания того, что всё это было на самом деле. В залах музея развешаны чёрно-белые фотографии тех лет, на которых можно увидеть, в каких условиях жили существовали и работали люди. Ещё больнее становится от того, что канал этот, по сути, не был так уж необходим, ведь на полную мощность он потом почти не эксплуатировался, а крупные суда с большой осадкой вообще не могли по нему передвигаться из-за малой глубины канала.

Всего Беломоро-Балтийский канал состоит из 20 шлюзов. После выхода из Онежского озера вода в канале поднимается на 70 м, а потом опускается на 100 м – вниз к Белому морю. Глубина канала впоследствии была увеличена, но в настоящее время он всё равно используется мало, и очевидно, что «ценность» этого канала абсолютно не сопоставима с ценой, уплаченной за его создание.

Из всего увиденного и услышанного следует один страшный вывод: вся эта «стройка века» имела своей целью не что иное, как уничтожение людей. Заключённых было столько, что мест в лагерях не хватало, и требовалось организовать некое масштабное предприятие, куда можно было бы ссылать десятки тысяч людей и называть это исправительными работами. Таким местом стал Беломоро-Балтийский канал, недаром Солженицын в своём труде «Архипелаг ГУЛАГ» называет всех начальников управления его строительством не иначе как «наёмными убийцами», а поэт Николай Клюев характеризует Беломор как «смерть-канал».

Ещё одной большой стройкой того времени являлась прокладка железной дороги Мурманск – Петрозаводск, тоже построенной «на костях». И без того адская работа осложнялась тяжелейшими погодными условиями и необходимостью долбить скалы.

И последнее, чтобы закончить печальную тему: не могу не упомянуть про Сандармох – урочище, одно из мест «красного террора» в Карелии. За 1937-1938 годы здесь было расстреляно около 11 тысяч человек. Об этом месте нам также рассказал гид за время экскурсии по медвежьегорскому музею. В 1998 году там было открыто мемориальное кладбище и установлен памятный монумент с надписью «Люди, не убивайте друг друга». Траурные мероприятия проводятся в урочище ежегодно 5 августа.

Экскурсия по музею длилась примерно два часа и оставила неизгладимый след в моей памяти. Жалко, что не было возможности записать её на диктофон или заснять на видео – многие детали уже забылись, но осталось общее чувство глубокого потрясения.

Фотографий Медвежьегорска у меня, к сожалению, нет, т.к. я их случайно удалила на обратном пути, не разобравшись до конца со своей камерой. Но там самое главное и интересное – это музей и экскурсия, так что можно обойтись и без фото.

С Медвежьегорском, конечно, связаны не только вышеперечисленные печальные страницы нашей истории, есть и приятные ассоциации. Например, именно здесь Владимир Меньшов снимал любимый миллионами фильм «Любовь и голуби». Дом, где жил главный герой, стоял на окраине города, на берегу реки Кумса, но до наших дней не сохранился. Первоначально снимать должны были в Сибири, но там не нашлось подходящей натуры, и тогда выбор пал на Карелию.

Выехав из Медвежьегорска, мы поехали дальше по маршруту – к Залавруге. По дороге к нам присоединилась другая женщина-гид, а с Ольгой Ширшовой мы должны были проститься в Беломорске – она уезжала с частью группы в Кемь.

Залавруга

Залавруга – небольшой посёлок вблизи Беломорска, где были обнаружены древние рисунки на камне, названные «беломорскими петроглифами». Рисунки датируются эпохой позднего неолита (3-4 тыс. лет до н.э.), то есть на данный момент им 5-6 тысяч лет! Их создание приписывается протосаамам. Благодаря сошедшему леднику в том месте образовалась огромная равнинная территория, идеально подходящая для изобразительного творчества на камне.

Долгое время эти рисунки были покрыты водой и морским песком, что и обусловило их прекрасную сохранность, к моменту открытия петроглифы находились практически в идеальном состоянии. Сейчас, однако, они постепенно зарастают лишайником и становятся трудно различимыми.

Чтобы добраться до петроглифов, надо примерно полчаса идти пешком по лесной тропинке, т.к. расположены они в глубине леса. Всем собравшимся туда настоятельно рекомендую предварительно обработаться средствами от насекомых: их там тучи, они вьются вокруг вас всю дорогу через лес, и просто отбиться от этих тварей нереально. Я нисколько не преувеличиваю, их правда тучи.

Благополучно преодолев 2 км, мы вышли на открытое пространство и… поначалу ничего не увидели – просто каменная равнина, если можно так сказать. Но если присмотреться, то в некоторых местах начинаешь различать человеческие фигурки и изображения животных. Поначалу нас ориентировала гид, но потом мы уже и сами находили описываемые ею сюжеты без подсказки. В основном там изображены сцены охоты, какие-то ритуалы, также можно увидеть уникальное изображение человека на лыжах.

Беломорские петроглифы уникальны в силу трёх основных причин:

- изображения расположены на горизонтальной поверхности;

- рисунки выдолблены по всему периметру ударно-точечным методом;

- изображены бытовые сцены (в отличие от заонежских петроглифов, которые связаны с космосом и астралом).

Некоторые петроглифы действительно зарастают лишайником, но есть и такие, что по-прежнему видны очень чётко. Их продолжают исследовать учёные; непосредственно при нас там работала группа Надежды Лобановой, у которой часть наших туристов даже взяла автографы.

При всём при этом мне до сих пор непонятно, почему по рисункам, которым 6 тысяч лет, разрешают ходить туристам? Разве не проще будет их сохранить, если ограничить туда доступ? Странно. То ли никто в этом по-настоящему не заинтересован, то ли нет средств на организацию заповедника, то ли просто нет в этом необходимости. Не знаю, но, по-моему, так не должно быть.

В районе Беломорска есть ещё несколько мест с петроглифами, среди них – остров Шойрукшин, в северной части которого были обнаружены так называемые «бесовы следки». Вот к ним, в отличие от петроглифов Залавруги, доступ туристам пока закрыт. Как рассказала гид, однажды туда приехали шаманы и хотели устроить представление на крыше сооружения, накрывающего «бесовы следки», но местный батюшка окропил место святой водой — и представление не состоялось.

Часть же беломорских петроглифов на острове Шойрукшин была, к сожалению, безвозвратно утеряна – засыпана при строительстве плотины Выгостровской ГЭС.

Подводя итог, скажу, что на меня посещение Залавруги и хождение по древним рисункам первобытных людей произвело чрезвычайно сильное впечатление. Я даже пожалела, что не являюсь археологом и мне не суждено разгадать какие-нибудь древние загадки и постичь тайны мироздания. Я также продолжаю надеяться, что беломорские петроглифы удастся спасти от исчезновения и сохранить для будущих поколений, и искренне желаю всем любителям древностей обязательно увидеть эти рисунки своими глазами – для этого не надо далеко ехать.

А мы уезжали на ночёвку в Беломорск, откуда на следующий день отправлялись на Соловки – конечный пункт нашего путешествия.

Беломорск

Беломорск – город на западном берегу Белого моря, в 376 км от Петрозаводска. Население – около 10 тыс. чел. (2014).

Беломорск ведёт свою историю от Сорокской деревни. В середине ХIХ в. вблизи села Сорока, в устье реки Выг, был сооружён первый лесопильный завод Беляевых. Когда-то здесь также функционировала рыболовная база, но в 90-е годы всё пришло в запустение. Город и сейчас выглядит каким-то унылым – по крайней мере, мне так показалось.

Ещё Беломорск является конечным пунктом Беломоро-Балтийского канала, и в 2012 году, как нам рассказала экскурсовод, Беломорканал буквально спас город от затопления. В августе 2012 года из-за сильных дождей река Выг вышла из берегов, и Беломорск мог повторить судьбу Крымска, но, к счастью, тогда удалось (хоть и с огромным трудом) открыть створы канала и тем самым предупредить наводнение.

Приехали мы туда к 10 вечера и сразу заселились в гостиницу «Гандвик», где распрощались с гидом Ольгой и той частью нашей группы, что ехала дальше – в Кемь, т.к. у них была немного иная программа.

Соловки

На следующий день после завтрака в гостинице мы подошли к пристани, откуда отходят теплоходы на Соловки. Наш путь на судне «Сапфир» занял 4 часа. По дороге периодически качало, но не сильно, так что особого дискомфорта я не испытывала. Чтобы пассажиры не скучали, в кают-компании транслировались советские фильмы («Любовь и голуби», «А зори здесь тихие» и др.). Я несколько раз выходила на палубу — ненадолго, правда, т.к. с моря дул сильный и холодный ветер и всё-таки качало, поэтому то и дело надо было срочно хвататься за что-нибудь, чтобы не упасть.

Где-то в полвторого дня мы пришвартовались к Тамарину причалу и отправились на экскурсию. Здесь, как и на Валааме, работают местные сопровождающие, и я снова с удовольствием отмечаю высокий уровень подготовки экскурсоводов – всё было организовано профессионально и с любовью к делу.

Соловецкий архипелаг состоит из ряда островов: самый большой – Соловецкий (20 х 15 км), затем – Анзерский, два Муксаломских и множество мелких. Название «Соловки», по одной из версий, возникло от слов «совместный лов», т.к. в древности поморы ездили сюда вместе ловить рыбу.

Немного истории – из того, что удалось запомнить. В 1429 г. на Соловки пришли инок Савватий и Авва Герман. Изначально Савватий искал уединения на Валааме, но не нашёл и встретил там Германа, который и рассказал Савватию о Соловках. Они добирались до островов на лодке 2 дня и 3 ночи. Савватий, однако, через несколько лет умер, и в 1436 г. на Соловки пришёл инок Зосима, ставший настоятелем монастыря. Именно 1436 год и считается годом основания здесь монашеского поселения. Зосима возвёл первоначальную деревянную Преображенскую церковь, которая при Никоне стала каменной.

На Соловках также побывал и святитель Филипп, строго осудивший политику Ивана Грозного (опричнину) и потому попавший в опалу. Он был лишён сана и убит Малютой Скуратовым.

С конца XVI в. Соловецкий монастырь становится сильной крепостью – форпостом на севере России. Стены монастыря защищали эти земли от вторжения шведов, литовцев, англичан. В 1667 г. во время раскольнического движения монастырь выдержал осаду царских войск.

Делались монастырские стены из собственного камня, привозной была только известь. Кроме того, они не вертикальные, а слегка наклонённые внутрь, что придаёт конструкции особую прочность.

После одного из неудачных вражеских нападений возникла легенда о «каменных шведах». В её основе лежит странная история о том, как готовившиеся к нападению на Соловки шведы вдруг внезапно куда-то исчезли. Так вот, по легенде, они превратились в камни, что можно увидеть на островах архипелага Кузова – западнее Соловецких островов.

Главным храмом Соловецкого монастыря является пятиглавый Спасо-Преображенский собор; в нём можно увидеть очень красивый иконостас с дополнительным, «пядничным», рядом малых икон и восстановленные росписи. Также на территории монастыря находятся Троицкий собор (был на реставрации), церковь Благовещения, колокольня, надвратная церковь. В последней в годы существования ГУЛАГа работал антирелигиозный музей, но часть церковного имущества всё же удалось сохранить.

Во время экскурсии мы прошли через просторную трапезную, где устраивают приёмы в честь приезда патриарха, посмотрели некоторые подсобные помещения – портомойню, помещение для сушки зерна («сушило»), помещение для протапливания. Многие здания ощутимо требуют реставрации, работы там не на один год ещё, но что-то уже делается, и это вселяет надежду на лучшее.

Ещё в XVIII-XIX веках монахами на Соловках была устроена сложнейшая система гидротехнических сооружений, соединявшая множество озёр острова. Так, вода из рукотворного Святого озера использовалась для приведения в действие мельницы, а потом отводилась в Белое море. Схему соловецких каналов можно увидеть в одном из музейных помещений, а сама судоходная система функционирует и сейчас – для ознакомления с нею проводятся специальные экскурсии.

Существует на острове и сухой док — сооружение для перемещения судов на сушу (для ремонта) и обратно.

Начиная с XVI века, монастырь помимо всего прочего служил тюрьмой, узниками которой были многие знаменитые личности – например, П.А. Толстой и двоюродный дядя Пушкина Ганнибал. Для содержания заключённых использовались как большие камеры, так и «каменные мешки». Качество содержания зависело от объёма средств, выделенных на заключённого.

В XX веке Соловецкий монастырь ликвидировали, и на Соловках был учреждён печально знаменитый СЛОН – Соловецкий лагерь особого назначения, который потом превратился в СТОН – Соловецкую тюрьму особого назначения. Численность заключённых в 1929-1930 годы достигала 70 тысяч человек, многие тысячи умерли от голода или были замучены. Оттуда же 1111 человек в 1937 году были отправлены на расстрел в урочище Сандармох.

В 90-е годы религиозная деятельность на Соловках возобновилась, а весь Соловецкий историко-культурный комплекс включили в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. На Соловках есть свой аэропорт (для небольших самолётов), несколько гостиниц, работают школа и больница. Постоянное население острова составляет примерно 800 человек.

После экскурсии по монастырю мы пошли на побережье Белого моря — посмотреть на «пляшущие» соловецкие берёзки и «древние» лабиринты.

Берёзы получили такую характеристику из-за искривлённости своих стволов, они как будто «присели» в танце. Лабиринты же представляют собой ограниченные камнями узкие дорожки, закрученные по спирали, и считаются мегалитическими сооружениями протосаамов. На севере они очень распространены и встречаются, в том числе, и в Скандинавии. Однако те лабиринты, что можно увидеть в Южной части Большого Соловецкого острова – всего лишь реконструкция, сделанная учёными по подобию древних лабиринтов, поэтому серьёзно относиться к ним не стоит.

Ещё на побережье море выносит большое количество водорослей, которые частично употребляются в пищу (ламинария), а частично используются в производстве лечебной косметики. Вся продукция из водорослей продаётся в специализированном магазине на острове.

С погодой на Соловках нам повезло: было тепло, а умеренный ветер не мешал любоваться видами Белого моря. Некоторые наши туристы в свободное время даже пошли купаться в Святом озере. Я купаться не планировала, потому как даже предположить не могла, что на Соловках будет такая возможность, поэтому свободное время посвятила прогулке и фотографированию.

Всего мы пробыли на Соловках часов пять, и в 7 часов вечера на том же теплоходе «Сапфир» возвращались в Беломорск. Я была очень рада, что побывала в этом заповедном месте, где можно отдохнуть от городской суеты, отвлечься от мирских проблем, побыть наедине с природой. Конечно, за пять часов мало, что можно успеть; чтобы полностью прочувствовать, что такое Соловки, сюда желательно приезжать на несколько дней, а то и недель. Но краткое представление о Соловках я получила и, думаю, мне этого пока достаточно.

В Беломорск мы вернулись уже поздно, пора было собирать вещи, т.к. рано утром уходил мой поезд на Санкт-Петербург. Я, правда, успела запечатлеть закат над рекой Выг, ставший моей последней фотографией из той поездки.

Погода

В целом, я считаю, погода нам благоволила: не было затяжных дождей и каких-либо катаклизмов. Жара в Кижах – это, конечно, нонсенс, предвидеть такое было трудно, но готовым нужно быть ко всему. На мой взгляд, середина лета – как нельзя более подходящее время для поездок в Карелию, при этом с собой, как всегда, надо иметь как тёплую, так и лёгкую одежду. Добавьте в список зонтик и средство от солнечных ожогов – и всё будет отлично!

Не лишним может быть и купальник – вдруг решите окунуться в Белое море, будучи на Соловках :)

Организация

Проживание

Из четырёх ночей две мы провели в Петрозаводске (у меня была гостиница «Заречная») и две – в Беломорске (гостиница «Гандвик»). Оба отеля уровня трёх звёзд – на большее они и не тянут. Для такого кратковременного пребывания вполне подходят, претензий у меня к номерам не было.

Питание

Завтраки в гостиницах были неплохие, подавались как горячие, так и холодные блюда.

Один завтрак у нас проходил в кафе по дороге – там, где, как я писала выше, можно было попробовать традиционные карельские кушанья. Получилось очень сытно, и хоть не всё из предложенного я люблю, мне понравилось.

Также в программу входило два обеда (на Валааме и в Медвежьегорске) и один ужин (на теплоходе при возвращении в Беломорск). Ужин я, честно говоря, совсем не помню – абсолютно, а придумывать ничего не буду. Про обед на Валааме в монастырской трапезной я уже писала – простенько, но сытно; что касается обеда в Медвежьегорске, то тоже воспоминания смутные – видимо, ничего особенного.

Но вообще двухразовое питание – это плюс любой программы, поэтому я оцениваю его как хорошее, тем более что претензий к качеству еды вроде бы ни у кого не было.

Транспорт

Ездили мы по Карелии на хорошем автобусе, и ни к транспорту, ни к водителям претензий быть не может. Перемещения по воде (до Кижей, до Валаама, на Соловки) тоже прошли гладко, без происшествий.

Что же касается ночных поездов, то какими бы комфортабельными они ни были, я всё равно сплю в них крайне плохо, т.к. всю дорогу болтает и трясёт. Из Беломорска я вообще ехала на фирменном поезде «Арктика» по цене три с лишним тысячи рублей (!) за место в купе (других вариантов тогда не нашлось), но и там поспать толком не удалось.

Работа гидов

Гидов за всю программу у нас было много: две сопровождающие и отдельные местные экскурсоводы в Кижах, на Валааме, в Медвежьегорске и на Соловках.

Всем им без исключения я очень благодарна за интересные рассказы, душевное отношение и искреннюю любовь к своему краю. Отдельное спасибо всё-таки скажу Ольге Ширшовой, которая провела с нами наибольшее количество времени, не давала заскучать во время автобусных переездов, контролировала процесс заселения в гостиницы и занималась всеми прочими организационными вопросами. Желаю Ольге и всей компании «Русский север» дальнейшего процветания, неиссякаемого потока туристов и новых интересных маршрутов!

Также отдельная благодарность от меня гиду по музею в Медвежьегорске – к сожалению, не запомнила его имени. Такие экскурсии дорогого стоят.

Итоги

Достоинства программы: возможность за относительно короткий срок увидеть почти все главные достопримечательности Карелии, побыть наедине с природой, а также открыть для себя новые заповедные зоны с беломорскими петроглифами.

Недостатки программы: суета в первый день, много переездов, отсутствие времени на собственно отдых.

Оценка путешествия по 5-балльной шкале и рекомендация

Общая организация – 5

Продуманность маршрута – 5

Услуги гида – 5

Условия проживания – 5

Питание – 5

Транспортное обслуживание – 5

Рекомендация:

Я думаю, это одна из лучших программ по Карелии, особенно для тех, кто хочет увидеть всё и сразу. Она, конечно, не включает в себя сплавы по рекам, рыбалку и ночёвки в палатках, поэтому для любителей экстремального отдыха или турпоходов эта программа не подойдёт. Но для путешественников, кому интересно увидеть все основные достопримечательности и побольше узнать об истории этих мест, моя рекомендация – однозначно ехать!


BELMAR — С ЛЮБОВЬЮ К РОССИИ!

Карелия: Кижи — Валаам — Соловки: 10 комментариев

  1. Елена

    Очень ценная информация для путешественников, но насколко актуальная? Вопрос появился в связи с Валаамом.
    Как давно состоялась эта поездка? Указан 2013, но на тот момент на Валааме не было уже больницы 3 года, библиотеки около 5 лет…

    1. admin Автор записи

      Елена, спасибо за комментарий! Да, действительно информация оказалась абсолютно неактуальной, хотя я писала, основываясь на рассказе гида. Видимо, всё надо проверять лично :) Текст откорректирован, ещё раз большое спасибо за замечание!

  2. Гризли

    Мы ездили по аналогичной (похожей) программе от «Русского севера» в сентябре этого года. Ваш материал нам очень помог. Я сейчас составляю записки о путешествии, хотел бы некоторые фрагменты из вашего отчета вставить в мой текст со ссылками на первоисточник.
    Вы не возражаете?
    По ходу прочтения вашего рассказа лишь одну я заметил неточность, либо у меня проблемы с математикой.
    Вы пишите:
    «При строительстве мастера намеренно хотели исключить всякий символизм, однако если прибавить к 22 главкам Преображенской и 8 главкам Покровской церквей ещё одну главку – с церкви Воскрешения Лазаря, то получится 33 – возраст Христа».
    Мне всегда казалось, что 22+8+1=31 (а не 33)

    1. admin Автор записи

      Здравствуйте!!!
      Большое спасибо за Ваш комментарий и интерес к моему сайту. Я очень рада, что мои заметки помогают другим путешественникам! Конечно, Вы можете сослаться на мой рассказ, я не возражаю :)
      Отдельное спасибо за Вашу внимательность — там действительно ошибка у меня, у Покровской церкви десять, а не восемь главок. Исправлено!

  3. Гризли

    Как я уже писал, у нас были похожие маршруты, но не совсем. Так, в частности, мы не были в музее в Медвежьегорске и в Залавруге. Шли на Соловки от Кеми, а не от Беломорска (потому что были в сентябре и турфирмы перестраховываются на случай волнения Белого моря, от Кеми ближе).
    В общем, программа третьего дня у нас была немного другая.
    Поэтому я хочу либо вставить в свой рассказ, либо просто дать ссылку на ваш рассказ о музее в Медвежьегорске — это впечатляет. Ну и нас были разные экскурсоводы, и — до смешного — они давали несколько разную информацию, я потом, когда предметно найду, то напишу вам.
    А в целом, ваш рассказ — очень хороший, большой, подробный, художественный и информативный.
    Спасибо!
    Я хотел пока спросить только насчет музея в Медвежьегорске — где он расположен? Не в бывшем здании администрации ГУЛАГа? И, если нет. что там сейчас находится? Не помните?
    Пока на этом всё.

    1. admin Автор записи

      Гризли, возможно, Вы имели в виду здание Управления Беломорканала: музей в Медвежьегорске расположен как раз в нём, это на улице Дзержинского, там ещё памятник С. Кирову стоит. Помимо небольшого музея в этом огромном здании, скорее всего, есть что-то ещё, но я не знаю, да и помню уже очень смутно, честно говоря.
      По поводу ссылки на мой рассказ — нет проблем; просто, если будете копировать, укажите, пожалуйста, первоисточник.
      Спасибо за Ваш отзыв!

  4. Гризли

    Речь идет вот об этом здании — http://i-fotki.info/20/199e831bb15181e3d315be177004c8b8558f8d262212674.jpg.html
    Снято из окна автобуса, так как мы в Медвежьегорске не останавливались.
    Возможно, сейчас там Управление Беломорканала, но раньше было Главное управление ГУЛАГом, я просто неточно выразился, назвав его «администрацией».

    Ну и еще напоследок один любопытный момент, как по-разному экскурсоводы объясняют один и тот же факт:
    Согласно информации нашего гида: во время оккупации Петрозаводска финны стреляли в памятник Кирову, в голову, поэтому данный памятник, слегка обезображенный, перевезли в Медвежьегорск, а для Петрозаводска сделали новый.
    А по версии вашего гида: «После войны памятник Кирову был загадочным образом утерян, и вместо него на площади поставили копию. Позже, однако, первый памятник Кирову нашли и установили уже в Медвежьегорске».
    Вроде факты сходятся, а причины разнятся. :-)

  5. admin Автор записи

    Да, всё верно, это то самое здание, где сейчас находится музей.
    А про памятник Кирову действительно интересно вышло: наша гид про стрельбу ни слова не говорила, а как раз рассказывала про его неожиданную пропажу, за которой потом последовала не менее неожиданная находка. Короче говоря, тёмная история :)

  6. Гризли

    Я обещал оставить здесь ссылку на мой рассказ о Русском Севере.
    Вот он — http://world.lib.ru/m/medwedew_m/38sol.shtml
    Спасибо большое за помощь!
    Ссылку на ваш отчет я сделал в начале текста и кое-где по ходу повествования.
    Хороших вам новых путешествий!

  7. admin Автор записи

    Гризли, спасибо Вам большое — обязательно прочту этот и другие Ваши рассказы!
    Вам тоже желаю новых ярких поездок и литературного вдохновения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *