Кольцо Байкала

  • Славное море - священный Байкал,
    Славный корабль - омулёвая бочка.
    Эй, баргузин, пошевеливай вал,
    Молодцу плыть недалёчко.
    Русская народная песня

Краткая информация по туру

Турфирма: Бизнес-Петербург

Даты поездки: 29.07-10.08.2014

Основные пункты путешествия: Иркутск — Тальцы — Листвянка — Усть-Ордынский — Ольхон — Максимиха — Улан-Удэ

В 2014 году я, наконец-то, собралась на Байкал, куда хотела съездить уже давно. Для знакомства с «жемчужиной России» я выбрала наиболее обширную программу, включающую посещение западного и восточного побережья озера, несколько дней на острове Ольхон, а также экскурсии по Иркутску (в начале путешествия) и Улан-Удэ (в конце).

До Иркутска и обратно я, естественно, добиралась самолётом, билеты на который покупала самостоятельно. Лететь, к сожалению, пришлось через Москву, т.к. подходящих по времени прямых рейсов из Санкт-Петербурга не было.

Города и достопримечательности

Иркутск

Мой самолёт прибыл в аэропорт Иркутска в 5 утра 30 июля, и следующие три часа прошли в томительном ожидании, поскольку сбор группы был назначен на восемь. К половине девятого собрались все, кто также прилетел на самолёте, и мы вместе с гидом поехали на вокзал встречать остальных туристов.

Нашим гидом оказалась девушка по имени Даша, иркутянка — она провела с нами почти все 11 дней путешествия.

Всего в группе было 17 человек из разных городов: из Москвы, Нижнего Новгорода, Владивостока, Белгорода и даже с восточной Украины. Удивительно душевная получилась компания, без, что называется, «случайных» людей, не знающих, зачем приехали. Всех нас объединяла одна общая цель: прикоснуться к сокровищу русской земли — Байкалу, с тем чтобы, проникнувшись его величием и чистотой, увезти эту память с собой в виде впечатлений и фотографий. Эти 11 дней и нашу дружную группу я, думаю, не забуду никогда. С лёгкой подачи гида Даши за нашей группой закрепилось имя «колечки» — от названия тура «Кольцо Байкала» — так она нас и звала на всех экскурсиях.

Итак, Иркутск — город на реке Ангаре, с экскурсии по которому и началось это большое путешествие. Иркутск является шестым по величине городом в Сибири, в нём проживает около 620 тысяч человек (2015; здесь и далее — данные Википедии). Площадь Иркутска — 306,4 км2.

Город был основан в 1661 году казаком Яковом Похабовым сотоварищи и первые годы служил острогом. Памятник основателю Иркутска можно увидеть на Нижней набережной напротив Богоявленского собора.

Перед тем, как отправиться на обзорную экскурсию по городу, мы заехали в кафе позавтракать. Заведение, кажется, называлось «Шахта» и располагалось в подвальчике, зал украшали различные орудия, применяющиеся при добыче полезных ископаемых — необычное такое решение. В меню входила яичница, сосиски, овощи и какая-то выпечка к чаю или кофе.

Своё знакомство с Иркутском мы начали со Спасской церкви. Она находится на территории бывшего Иркутского кремля, который до наших дней не сохранился. Стены церкви снаружи украшены росписями начала XIX века с изображениями обряда крещения и образами святых, а рядом с церковью находится часовня, установленная в память об основателях города.

Затем мы прошли мимо Польского костёла, где в настоящее время проводятся органные концерты, и подошли к Богоявленскому собору на Нижней набережной Ангары. Храм выстроен в стиле сибирского барокко, благодаря многочисленным узорам, орнаментам и прочим украшениям он смотрится как игрушка и производит очень радостное впечатление.

Слева от храма находится мемориальный комплекс, посвящённый подвигам иркутян в годы Великой Отечественной войны — местный Парк Победы; центральная Аллея Ветеранов украшена гранитными стелами с именами героев войны и мемориальными досками. Аллея упирается в Нижнюю набережную — с моста над дорогой открывается красивый вид на Ангару, набережную, памятник Якову Похабову и собор.

Оттуда на автобусе мы переехали к Знаменскому монастырю. Эта православная женская обитель основана в XVII веке и является одним из старейших монастырей Сибири. В феврале 1920 года где-то здесь был расстрелян адмирал Колчак, памятник которому в 2004 году установили на территории монастыря. На государственной земле памятник этому человеку поставлен пока быть не может, т.к. Колчак до сих пор не реабилитирован и считается «врагом народа».

Не успели мы подойти к Знаменской церкви, как разразилась гроза, и начался такой ливень, что оставалось только спасаться от него внутри, поэтому фотографий монастыря у меня, к сожалению, нет. Зато нам довелось поприсутствовать при знаменательном событии: как раз в этот день туда приехала с визитом глава дома Романовых Мария Владимировна. Я видела её буквально в паре метров от себя: Мария Владимировна была сердечно встречена митрополитом Иркутским и Ангарским Вадимом и препровождена в храм — для проведения, видимо, каких-то программных мероприятий.

Переждав сильный дождь, мы вышли на улицу и провели оставшиеся несколько минут в некрополе, где похоронены некоторые декабристы, купец и мореплаватель Григорий Шелихов, а также другие известные личности. На большее времени уже не хватило, т.к. пора было ехать дальше.

Следующую остановку сделали на бульваре Гагарина, возле Белого дома — так называется бывший особняк купцов Сибиряковых, который в середине XIX века служил резиденцией генерал-губернаторов Восточной Сибири. Это здание в стиле ампир построено в 1804 году, в настоящее время оно является одним из корпусов Иркутского государственного университета. Здесь же неподалёку, на набережной Ангары, установлен памятник царю Александру III — в благодарность за то, что он положил начало строительству Транссибирской магистрали.

Тем временем обзорная экскурсия по городу подошла к концу; конечно, увидели мы не так уж и много, но программа этого тура и не предполагала подробный осмотр всех достопримечательностей Иркутска, так что музей декабристов, Кружевной дом и знаменитый 130-й квартал с воссозданными старинными домами остались на самостоятельное ознакомление как-нибудь потом. Мы же покидали город; проезжая через Глазковский мост, полюбовались ещё раз на Ангару и направились в музей деревянного зодчества Тальцы.

Ехали по Байкальскому тракту, соединяющему Иркутск и посёлок Листвянку, что на озере Байкал. До строительства этой дороги добираться из Иркутска до Байкала приходилось на перекладных, и путь отнимал много времени. Когда-то здесь проезжал Чехов, отметивший красоту местной природы и чистый воздух.

Как мы узнали чуть позже, изначально Байкальский тракт существовал и на западном, и на восточном берегах Байкала, однако после затопления при строительстве Иркутской ГЭС восстановили только западную его часть. Восстановление было приурочено к предполагаемой встрече Хрущёва и Эйзенхауэра, которая в итоге так и не состоялась.

Но вернёмся к нашему путешествию.

Тальцы

Музей «Тальцы» находится всего в 47 км от Иркутска, на берегу Ангары, и представляет собой собрание образцов сибирской архитектуры. Из многих мест сюда были привезены различные избы, юрты, эвенкийский чум, здание церковно-приходской школы, баня и даже храм. Многие постройки когда-то находились на территории, затопленной при строительстве Иркутского водохранилища, и оказались, таким образом, спасены от исчезновения.

Во все эти дома можно зайти, посмотреть интерьер и предметы быта, чтобы составить собственное представление о жизни сибирского села XVII-XIX веков. Даша провела нам экскурсию, рассказав более подробно о некоторых домах и об истории возникновения музея.

Полутора часов, что мы провели в Тальцах, хватило и на осмотр старинных домов, и на неспешную прогулку до Ангары, и на фотографирование. Ангара в этом районе показалась мне особенно живописной: вода зеленовато-голубоватого оттенка, берёзки, вдали холмы, покрытые лесом. В свободное время я, в основном, любовалась этим пейзажем и наслаждалась тишиной. Нам, кстати, тут очень повезло с погодой: буквально за час до приезда группы в Тальцах прошёл сильный град, следы которого были заметны во многих местах — крупные такие градины. Впрочем, мы своё ещё возьмём…

Покинув Тальцы, мы двинулись по Байкальскому тракту дальше — в Листвянку.

По дороге сделали остановку на обед-пикник, в меню которого, если верить программе, должен был входить копчёный омуль. Но рыбки нам так и не дали, сославшись на то, что конец июля не сезон для омуля. Народ был сильно недоволен (как же это — на Байкале и без омуля?), и Даше с трудом удалось примирить нас с действительностью :)

Листвянка

На подъезде к Листвянке мы остановились у памятника писателю Александру Вампилову, установленного в месте его гибели (он утонул в Ангаре). Где-то здесь также проходит воображаемая граница между Ангарой и собственно Байкалом и лежит тот самый Шаман-камень, который, по легенде, бросил рассерженный отец-Байкал вслед своей дочери Ангаре, сбежавшей к богатырю Енисею. Над водой, правда, выступает лишь малая часть этой большой скалы, и на фотографии её, конечно, не видно.

Листвянка является посёлком городского типа, живёт там всего 2 тысячи человек (2015). Приехав в Листвянку, мы первым делом отправились в лимнологический музей, посвящённый озеру Байкал (слово «лимнос» означает «озеро»).

Этот музей — единственный в своём роде, и я считаю его обязательным для посещения всеми, кто едет на Байкал. Залы и экспонаты музея рассказывают о происхождении озера, его удивительных свойствах и уникальных обитателях; так, из экспозиции, посвящённой возникновению Байкала, можно узнать, что озеро образовалось в результате столкновения двух тектонических плит и последующего слияния трёх маленьких ранее существовавших здесь озёр в одно. По одной из версий, это произошло ещё 50 миллионов лет назад (!), и, если она верна, то Байкал — не только самое глубокое, но и самое старое озеро в мире.

В озере Байкал содержится 80% запасов всей пресной воды России и 10% — мира. По своей чистоте вода Байкала близка к дистиллированной. Главными «очистителями» озера являются рачки-эпишура, а также плоские черви и другие организмы.

Байкал служит местом обитания многих животных-эндемиков, т.е. таких, которые более нигде не встречаются; среди них наиболее известна байкальская нерпа (или тюлень).

Нерпы – вершина цепи питания озера; они живут, в среднем, 26 лет, но некоторые доживают и до 53-55 лет; нерпы дают потомство только на воле – одного детёныша в год (редко – двух), вынашивание длится 11 месяцев. Большая популяция нерп обитает на Ушканьих островах. В лимнологическом музее тоже можно увидеть байкальских тюленей: они обитают в большом аквариуме и весело гоняются друг за другом из одного его конца в другой и обратно.

Питаются нерпы, в основном, рыбой-голомянкой, которая на 35% состоит из жира и способна жить на любой глубине. Голомянка представлена в музее наряду со многими другими байкальскими рыбами: омулем, сигом, хариусом, тайменем, ленком, байкальским осетром и щукой.

Не обделены в музее вниманием и животные суши: в числе экспонатов имеются чучела волка, рыси, росомахи, медведя, орлана-белохвоста, — обитателей окрестных лесов.

После экскурсии по музею нас провели в специальную комнату с микроскопами и дали несколько образцов мелкой байкальской фауны, чтобы мы их подробно рассмотрели — прям как на уроке биологии в школе — а потом показали небольшой фильм о Байкале. Теперь, вооружившись всеми полученными знаниями, мы могли спокойно отправляться к самомý великому озеру :)

Далее в программе значилась экскурсия по Листвянке и посещение рыбного рынка, но тут наши планы снова спутал дождь. Ливануло так, что улицы вмиг превратились в реки, и никакие зонтики с дождевиками не спасали от промокания. Экскурсию пришлось отменить, но к рынку мы всё-таки подъехали, чтобы все желающие попробовать омуля и прочих сигов могли, наконец, это сделать. Я, разумеется, тоже пошла к прилавкам и взяла на пробу омуля горячего копчения. Выбор там огромный: и маленькие рыбки, и большие, и копчёные, и солёные, и вяленые — всякие-всякие. Тот омуль, что я взяла, был очень вкусный!

В гостиницу мы приехали совершенно мокрые — надо было срочно как-то сушить одежду и обувь. К счастью, батареи в ванной были тёплые, и к утру мои джинсы с ботинками практически высохли. Так закончился суматошный первый день. Назавтра нас ожидало путешествие по Кругобайкальской железной дороге и возвращение в Иркутск.

КБЖД

На второй день нашего путешествия все мы очень ждали экскурсию на поезде по Кругобайкальской железной дороге (КБЖД), но ещё вчера Даша объявила, что поезда не будет, т.к. все билеты на него выкупили китайцы. Как так вышло, я до сих пор не понимаю, ведь билеты на группу должны были бронироваться заранее.

В результате экскурсию на поезде заменили прогулкой на кораблике вдоль той же самой КБЖД. Возмущению наших туристов не было предела: вчера на обед не дали обещанного омуля, не провели экскурсию по Листвянке (ну, тут погода виновата), теперь ещё и с поездом надули, а ведь многие брали этот тур именно из-за поезда! Но что толку жаловаться — всё равно ничего уже не изменишь. В конце концов, мы решили, что так, наверное, даже и лучше: обзор из окна поезда ограниченный, много не наснимаешь, а вот с палубы — совсем другое дело.

Из Листвянки мы вернулись в Иркутск и около 11 утра подъехали к пристани, где нас уже ожидало прогулочное судно под названием «Баргузин-3». Поездка была на целый день, поэтому с собой сухим пайком взяли еду, чтобы на одной из остановок пообедать.

Всего за время этой экскурсии мы сделали три остановки: на мысе Толстом, в Шумихе и у станции Половинная. По ходу движения корабля в салоне можно было послушать рассказ гида об истории КБЖД, узнать различные интересные факты о дороге и подробности её строительства.

КБЖД является частью Транссиба, идея строительства которого принадлежит графу Муравьёву (позднее получившего титул графа Амурского). Граф долгое время не мог убедить руководство страны в необходимости данной магистрали, поэтому вынужден был организовать её проектирование на собственные деньги. Наконец, Александр III всё же подписал указ о начале великой стройки (за что ему и стоит памятник в Иркутске), а в дальнейшем процесс курировал уже сам Николай II.

Строился Транссиб с двух концов, чрезвычайно тяжело — ценой жизни многих людей; байкальский участок оказался наиболее трудным из-за скалистого рельефа местности. Рабочее движение по КБЖД началось в 1904 году, а в 1905 году этот отрезок Великого Сибирского Пути был принят в постоянную эксплуатацию.

Сегодня КБЖД используется, в основном, для проведения туристических экскурсий на поездах; кроме того, раз в день (туда и обратно) по ней проезжает т.н. «мотаня» — состав из двух вагонов, снабжающий жителей окрестных селений предметами первой необходимости.

Наш кораблик, отчалив от пристани в Иркутске, миновал посёлок Байкал, откуда стартует экскурсионный поезд, и направился к мысу Толстому — месту первой остановки. Считается, что здесь находится самый опасный тоннель КБЖД, поскольку из-за его крутизны не видно, где конец. Времени нам тут дали 45 минут, за которые мы успели подняться по крутой тропинке к тоннелю, пройти по нему до конца и обратно и немного посидеть на берегу Байкала, любуясь пейзажем и идеально прозрачной водой. Погода, надо сказать, стояла замечательная — тёплая и солнечная, лишь где-то вдали над озером потихоньку собирались тучи, намекая на возможные осадки к вечеру. На полосе гальки у озера построено множество башенок из камней — это шаманские обо, сооружаемые «на счастье», на исполнение заветного желания. Таких пирамидок можно сложить сколько угодно, главное ни в коем случае не разрушать чужие, т.к. это будет жестом неуважения и даже оскорблением по отношению к их создателям.

Следующая остановка — посёлок Шумиха, что на 102 км КБЖД. Достопримечательностью этого места является «Итальянская стенка» — каменное сооружение, подпирающее насыпь. Изначально здесь предполагали построить галерею (мостовое инженерное сооружение), но потом передумали, а стена так и осталась. Над её дизайном работали итальянцы под руководством некого Феррари — отсюда и название.

Кораблик снова стоял 45 минут, которых вполне хватило на то, чтобы сфотографировать стенку во всех возможных ракурсах.

Последняя остановка — на мысе Половинном (с одноимённой станцией) — длилась 2,5 часа и предусматривала обед. Мыс Половинный находится на 110 км КБЖД — ровно на полпути до Култука — конечного пункта этой железной дороги. Тут протекает речка Половинная и пробит самый длинный тоннель КБЖД, тоже носящий название Половинный. Самый короткий тоннель, кстати, расположен здесь же; его длина составляет около 30 м, и, как говорят, если загадать желание и, задержав дыхание, пробежать по тоннелю, то желание обязательно исполнится.

Когда мы высадились с кораблика, к станции как раз подъехал тот самый экскурсионный поезд, заполненный китайцами, на котором должна была ехать наша группа. Из-за них сразу стало шумно, казалось, что китайцы заполнили всё свободное пространство, но, к счастью, через час поезд уехал, и вновь воцарилось спокойствие. К тому времени мы уже все дружно пообедали — в специально отведённом для этого месте со столиками — и разбрелись каждый по своим делам.

Мыс Половинный — очень живописное место; с железнодорожного моста открывается красивый вид на речку и долину, с другой стороны — на Байкал, чуть поодаль стоит старинный поезд с начищенными красными колёсами. Ещё тут активно идёт торговля сувенирами (продают украшения из камней, магнитики, самовары и пр.), также можно спуститься к небольшой деревеньке и купить что-нибудь у её жителей.

Я пофотографировала, купила себе на память магнитик и, конечно, загадала желание в самом коротком тоннеле. Так пролетели эти два с половиной часа, и мы отправились в обратный путь до Иркутска.

Больше в этот день ничего интересного не происходило; гостиница наша находилась далеко от центра города, и ехать туда что-то смотреть уже не хотелось. Я дошла до местного супермаркета, купила себе еды на ужин и легла спать.

Усть-Ордынский

Утром после завтрака «колечки» (напоминаю, что так неформально называлась наша группа) покинули город Иркутск и поехали в Усть-Орду, где были запланированы посещение музея и большая культурная программа.

Посёлок Усть-Ордынский — административный центр Усть-Ордынского Бурятского автономного округа; проживает там всего 14 тысяч человек населения (2015), по национальности, в основном, буряты.

Когда мы подъехали к музейному комплексу, нас гостеприимно встретил очень представительный бурят в национальной одежде — он провёл специальную церемонию очищения огнём и спел бурятскую приветственную песню. После соблюдения всех обрядов мы прошли в музей, где местная гид провела подробную экскурсию, рассказав о бурятских традициях, быте и ремёслах.

Мне, в частности, запомнился их семейный уклад. Так, в доме у бурят главный — всегда мужчина, а женщины должны держаться скромно, в стороне. В семье сына мать считается своей и может распоряжаться хозяйством, а вот в семье дочери она чужая. Интересно, что, согласно традициям, если дочь не хочет больше жить со своим мужем, родная семья обратно её уже не примет, тогда как сын имеет право вернуться. Конечно, в современном мире эти обычаи, скорее всего, не соблюдаются, но память о них пока сохраняется.

Буряты очень чтят природу — для них живым является всё вокруг, поэтому прежде чем убить какое-либо животное или срубить дерево, обязательно совершается обряд, после которого шаман должен дать своё благословение на это действие. Даже носки ботинок у бурят специально делаются загнутыми кверху, чтобы при ходьбе не навредить земле.

Если буряты, живущие к востоку от Байкала — преимущественно буддисты, то местные являются приверженцами шаманизма. Шаманом может стать любой бурят, даже женщина; как это случается, нам, правда, так толком и не объяснили: просто с человеком, становящимся шаманом, вдруг начинают происходить какие-то странности, внутренние перемены. Дальнейшее, видимо — великая тайна, доступная лишь посвящённым.

Одна из обязанностей шамана — знать досконально родословные всех людей на своей территории ответственности, чтобы ни в коем случае не допускать браков между родственниками (до седьмого колена!). Прямого запрета на такие браки нет, но благословения на них шаман не даст.

Среди экспонатов музея предметы быта, шкуры, археологические находки, сельскохозяйственные орудия, старые фотографии, образцы национальной одежды, атрибуты шаманов, — всего более тысячи разнообразных предметов. Экскурсия продолжалась почти час, а за ней следовала фольклорная программа.

Сначала мы послушали и посмотрели национальные бурятские песни и танцы в исполнении местных артистов, затем желающие поучаствовали в традиционных играх и забавах бурят — несмотря на шуточный характер происходящего, было довольно интересно. Ну и в самом конце состоялась наша встреча с шаманом (не помню только, какого уровня из возможных девяти он был :)).

Всё там обставлено очень серьёзно: группа заходит к шаману в дом, рассаживается на стоящих по периметру стульях и скамейках, после чего шаман начинает свой обряд, в ходе которого просит у высших сил, чтобы они были милостивы к нам, туристам, и всячески оберегали нас и защищали во время всего путешествия. Затем он раздаёт всем разноцветные ленточки: их необходимо привязать к ритуальным шестам, загадав желание; далее шаман производит с этими шестами определённые манипуляции и произносит слова молитвы — теперь желания непременно сбудутся! Церемония, на мой взгляд, чисто развлекательная и не имеет ничего общего с настоящими шаманскими обрядами; чтобы увидеть последние, нужно ехать в другие места и в большинстве случаев получать специальное разрешение на их посещение.

Одухотворённые и заряженные положительной энергией, мы покидали гостеприимную Усть-Орду и направлялись на Ольхон — место нашего пребывания на ближайшие три с половиной дня.

По дороге к переправе сделали остановку в кафе на обед, который в этот раз оказался очень сытным: на первое дали наваристые щи, а на второе — буузы, или позы (традиционное бурятское кушанье типа больших пельменей, внутри которых рубленое мясо в бульоне). Буузы-позы в тех краях вообще встречаются на каждом шагу и, безусловно, заслуживают того, чтобы их попробовать; много, правда, не съешь: штуки две-три — и ты уже совершенно сыт!

Ольхон — прибытие

К паромной переправе на Ольхон мы подъехали около шести вечера. Данная переправа считается частью федеральной трассы, поэтому платить за неё не требуется. К моменту нашего приезда там образовалась внушительных размеров очередь из машин, ожидающих погрузки на паром. Нас это, к счастью, не касалось, т.к. мы переправлялись одни, без автотранспорта.

Минут через 20 все уже стояли с вещами на борту парома и кутались в шарфы и тёплые куртки, спасаясь от холодного ветра с Байкала. Паром проходит мимо долины реки Сармы — того самого места, где зарождается сарма — самый сильный и страшный из байкальских ветров.

Спустя четверть часа мы уже высаживались на острове Ольхон и грузили вещи в приехавшие за нами две машины. Машины представляли собой раздолбанные УАЗики — для Ольхона то, что надо. Дело в том, что на острове асфальтовых дорог нет, есть только песчаные трассы и тропинки с огромным количеством ям и ухабов, по которым местные водители скачут, практически не снижая скорость. Так получилось, что я села на переднее сиденье, и поначалу, честно говоря, находилась в напряжении, всё время ожидая, что мы либо сломаемся, либо перевернёмся; потом я постепенно успокоилась и даже начала получать особое удовольствие от такой езды, поэтому на всех последующих экскурсиях садилась только вперёд.

Приехав в Хужир — самый крупный посёлок на Ольхоне, мы разместились на турбазах. Я пишу о них во множественном числе, потому что часть группы, доплатившая за более комфортное размещение, жила по соседству, в более благоустроенном комплексе, чем остальные. На самом деле, как я поняла, разницы в «комфорте» практически не было, и это вызвало новую волну возмущения туристов, отдавших лишние деньги, по сути, просто так.

Турбаза — она турбаза и есть: ряд деревянных двухэтажных домиков, отопления нет, удобства на улице. Для того чтобы принять горячий душ, нужно заплатить 50 рублей — тогда вам дадут ключ от бани, где есть и душевая. Завтраки, обеды и ужины — строго по расписанию, в столовой, приходить надо обязательно всей группой, иначе повар злится и отказывается обслуживать :) А в остальном там благодать и покой (петухи, правда, будят поутру).

При заселении мне предложили выбрать, на каком этаже (первом или втором) я хочу жить, и я, подумав, выбрала второй, с балкончиком; номер был двухместный, но жила я в нём одна.

После размещения на турбазе и краткого инструктажа, касающегося правил проживания в этом месте, Даша повела группу «колечки» на экскурсию к мысу Бурхан, где находится знаменитая скала Шаманка, рассказывая по дороге об острове Ольхон и его жителях.

В переводе с бурятского «ольхон» означает «немного лесистый»: лесов на острове действительно немного, и представлены они, главным образом, реликтовым ельником в заповедной зоне.

В настоящее время на Ольхоне постоянно проживает около 1,5 тысяч человек, тогда как в советский период население составляло 4,5 тысячи человек. Площадь острова — 730 км2. Электричество сюда провели лишь в 2005 году, т.е. совсем недавно, при этом часть населения так и продолжает жить без света. На острове имеется аэродром, билет до Иркутска в том году стоил 5 500 рублей.

Пока шли к Бурхану, практически никого по дороге не встретили, зато на самом мысе людей оказалось довольно много — что неудивительно, т.к. это самое известное и популярное место на Ольхоне (а может, и на всём Байкале). Шаман-скала имеет культовое значение для бурят; считается, что в скальной пещере обитает Бурхан — главное божество Байкала. Если смотреть на Шаманку с воды, то на ней можно увидеть изображение «дракона».

При входе на мыс стоят несколько столбов с привязанными к ним разноцветными лентами — элемент шаманизма и буддизма, центром которых на Байкале как раз и является Ольхон.

Неприятной неожиданностью для нас стали варварски опрокинутые и сломанные информационные таблички с описанием мыса Бурхан и скалы Шаманки; вроде бы святое место, государственный природный памятник — и такое безобразие, очень странно.

С Шаманкой связаны многие бурятские легенды, ритуалы и суеверия: так, в частности, рекомендуется воздержаться от восхождения на скалу и даже не подходить к ней близко, чтобы не «тревожить» бога Бурхана. Особенно данное предостережение актуально для женщин, которых разгневанный бог может лишить возможности иметь детей. На мысе также запрещается рубить деревья (тем более что их тут и так осталось мало); по словам Даши, те, кто в своё время рискнул сделать это, впоследствии по разным причинам умерли.

В общем, вы поняли: с Бурханом шутить не следует — лучше, наоборот, попытаться его «задобрить». Для этого нужно, как здесь говорят, «побурханить» — опустить безымянный палец левой руки в чай, молоко или какой-нибудь алкогольный напиток («огненную воду») и побрызгать на четыре стороны. И будет вам счастье :)

Конечно, для того чтобы почувствовать особую атмосферу и энергетику мыса Бурхан, вовсе не обязательно верить в легенды — место само по себе такое, что равнодушным не оставляет никого. Таинственное, завораживающее, притягивающее, пугающее, непостижимое, — всё это о нём. Если на мгновение оторваться от Шаман-скалы и посмотреть направо, то можно полюбоваться видом на великолепный Сарайский пляж, протянувшийся на три километра от мыса. А какие там закаты!!! Ооо… Не описать — надо ехать и смотреть!

Мы провели на Бурхане часа полтора, итогом которых стали десятки фотографий скалы Шаманки, Сарайского пляжа, посёлка Хужир и, разумеется, заката. Но это было лишь началом нашего знакомства с Ольхоном, дальше красот будет ещё больше!

А этот день подходил к концу. Мы вернулись на турбазу, когда уже совсем стемнело. Ложиться спать пришлось в термофуфайке, т.к. комнату заполнила ночная прохлада, а маленький обогреватель, висящий на стене, я сразу не заметила. Спала я, правда, всё равно неважно, т.к. время от времени просыпалась из-за холода, поэтому на будущее решила вообще ложиться в свитере, накрывшись вторым одеялом.

Ольхон — день первый

Наш первый полноценный экскурсионный день на Ольхоне был посвящён его многочисленным и необычайно красивым мысам, а также ещё нескольким интересным местам. После завтрака за нами заехали вчерашние УАЗики, и мы поехали к первой остановке — близ деревни Харанцы.

Место это примечательно тем, что с него открывается хороший вид на противоположный берег озера, где на одной из скал можно увидеть т.н. «лик Байкала». Тут главное понять, куда конкретно нужно смотреть; я не сразу сообразила, на какую скалу указывает Даша, но потом всё же увидела: действительно, на скале просматривается человеческое лицо с чётко различимыми глазами, носом и ртом. При этом по мере продвижения на север острова «глаза» становятся более раскосыми. Кое-кто из наших туристов даже разглядел там бороду и отметил портретное сходство с Толстым или Достоевским :)

Помимо «лика Байкала» с возвышенности, на которой мы стояли, видны два маленьких островка — Беленький и Крокодильчик, на которых обитает большое количество птиц. А весь этот участок озера, расположенный к западу от Ольхона, носит название Малого Моря — в противоположность «большому морю» к востоку от острова. Вообще, сибиряки предпочитают называть Байкал морем, а не озером, из-за его больших размеров, гигантских запасов воды и наличия течений. Однако пресная вода и вытекающая из Байкала река Ангара всё-таки не позволяют признать его морем официально.

Спустя 10-15 минут мы покинули Харанцы и поехали дальше — к урочищу Песчаному. Раньше здесь была территория ГУЛАГа, и сюда ссылались осуждённые по бытовым статьям для работы на рыбзаводе. Те же, кого впоследствии уличали в краже или незаконной добыче омуля, карались очень строго — по одному дополнительному году за рыбку.

На местном пляже периодически встречаются вкрапления гранатового песка, придающего пляжу сиреневый оттенок, но с каждым годом их становится всё меньше, т.к. многие туристы без зазрения совести увозят гранатовый песок с собой на память — видимо, скоро его не останется тут совсем.

Далее мы отправились к мысу Саган-Хушун, где находится легендарная скала «Три брата». Как повествует легенда, однажды дочь одного шамана влюбилась в человека, за которого отец запретил ей выходить замуж. Она попросила трёх своих братьев помочь ей бежать, и, когда отец узнал о том, что его ослушались, он обратил всех братьев в камни. Эти три окаменевших брата лучше всего видны с воды, но с суши тоже выглядят впечатляюще.

Здесь у нас был почти час времени, и часть «колечек», включая меня, последовала за Дашей по тропинке вниз к скалам. Спуск в этом месте  — та ещё авантюра, т.к. склон очень крутой, земля под ногами то и дело осыпается, один неверный шаг — и покатишься кувырком, поэтому на такие экскурсии лучше всего обувать кроссовки или кеды (добрый совет!). К счастью, всё обошлось, а наградой за риск стали прекрасные фотографии, которые можно сделать только находясь внизу. Особую красочность им придаёт красный лишайник на камнях, делающий снимки более яркими и контрастными. Ещё, говорят, в бухту у скал иногда приплывают нерпы, но в тот день их, к сожалению, не было.

Около двух часов дня мы прибыли на самую северную оконечность острова Ольхон — мыс Хобой. «Хобой» в переводе с бурятского означает «клык»: считается, что круто обрывающаяся в воду скала у мыса напоминает по форме этот зуб. Я, правда, сходства не нашла; скала, скорее, похожа на большую вертикально стоящую каменную плиту.

Если же опять-таки смотреть на Хобой с воды, то на скале прослеживаются очертания женской фигуры в профиль. Естественно, по этому поводу существует своя легенда — о том, как одна женщина позавидовала мужу и возжелала такой же дворец, как у него, за что рассерженные боги обратили её в камень. Вообще Ольхон — настоящее сокровище для любителей разнообразных легенд и сказаний, ведь практически с каждым местом здесь связано какое-нибудь предание, да ещё, как правило, пересказываемое в нескольких разных вариантах.

Возле мыса Хобой для нас был организован обед-пикник. Пока мы гуляли и фотографировали, водители развели костёр и сварили уху. В дополнение к ней шли огурцы с помидорами, белый хлеб и чай с печеньем. Обед на природе в такой душевной компании — что может быть лучше? Тем более что погода стояла отменная: сухая, солнечная, нежаркая — идеальная для таких мероприятий.

После обеда экскурсия продолжилась, и мы двинулись к следующему мысу — Шунтэ Левому. На мысе не растут никакие другие деревья кроме лиственниц, что и объясняет его название, т.к. в переводе с бурятского «шунтэ» — «лиственница». Шунтэ Левый ещё именуют мысом Любви: дело в том, что по форме (если смотреть издалека) он напоминает разведённые и согнутые в коленях ноги женщины; в связи с этим принято считать, что сюда обязательно нужно прийти супружеским парам, у которых не получается зачать ребёнка, и, помолившись богам, оставить монетку на правой или левой скале — в зависимости от того, кого они хотят, девочку или мальчика.

С Шунтэ Левого открываются восхитительная панорама Малого Моря и виды на скалистый берег Ольхона — красота такая, что не знаешь, с чего начать, куда кинуться с камерой в первую очередь. Время ограничено, поэтому приходится выбирать какое-то одно направление и, конечно, жертвовать — жертвовать возможностью просто спокойно посидеть (или постоять) и насладиться природой в тишине, без суеты и без щёлканья фотокамерой. Эх…

Оставив позади мыс Шунтэ, мы покатили к нашей последней на этот день остановке — посёлку Узуры, где по сей день функционирует метеостанция. Здесь, расположившись на небольшом галечном пляже, все желающие могли искупаться в водах Байкала. Вода, правда, была холодная, кроме того, дул прохладный ветерок, и я окунуться не решилась — в отличие от некоторых наших закалённых туристов, которые купались практически везде, где представлялась подобная возможность.

Сегодня мы в полной мере ощутили, что такое ольхонское бездорожье — растрясли всё, что можно :) Наши водители на УАЗиках проявляли просто чудеса мастерства, особенно когда пришлось ехать по лесному участку — через овраги и корни деревьев. Под колёсами то и дело шустрили суслики, которые — видимо, в поисках острых ощущений — перебегали дорогу прямо перед несущейся машиной.

Около шести часов вечера мы вернулись на турбазу — ужинать и отдыхать. После ужина я и ещё несколько человек из нашей группы пошли покупать омуля — очень хотелось попробовать его в разных видах: холодного, горячего копчения и вяленого. Многие магазины в посёлке вечером уже закрыты, но мы очень удачно набрели на ларёк, в котором бойко торговала маленькая девчушка. В результате взяли всё, что хотели, потом — уже в другом магазине — купили пива и расположились дегустировать омуля в беседке на турбазе. Самым вкусным, по общему мнению, был признан омуль горячего копчения, на второе место поставили омуля холодного копчения, ну и на третье — вяленого (оказавшегося слишком твёрдым и пересоленным). К сожалению, омуль горячего копчения долго не хранится, поэтому везти его с Байкала домой не рекомендуют (испортится в дороге), для этих целей лучше брать его холоднокопчёный вариант и, желательно, в вакуумной упаковке. Забегая вперёд, скажу, что я купила потом такого омуля в магазине в Улан-Удэ — угостить родных в Петербурге — и он был не менее вкусным, чем тот, что мы ели в Хужире.

Пока мы сидели в беседке за пивом с омулем, вокруг быстро стемнело и на небе стали видны звёзды. Они светили очень ярко, и можно было не только рассмотреть отдельные созвездия, но и увидеть Млечный Путь — не перестаю удивляться этой картине, хотя наблюдала её уже не раз! Я ещё немного полюбовалась на звёзды с балкона и пошла спать. Сделав выводы из прошлой ночи, я заранее прогрела комнату с помощью обогревателя и надела на себя свитер — теперь мне было гораздо комфортнее, и от холода я уже больше не просыпалась.

Ольхон — день второй

Следующие два дня на Ольхоне у нас были свободные, предназначенные для отдыха и самостоятельных экскурсий. Большинство, включая меня, выбрало экскурсии, поэтому в этот день мы дружно отправлялись на водную прогулку к острову Огой с буддийской ступой и к святому источнику на западном побережье Малого Моря.

На причале посёлка Хужир мы погрузились на катер «Алтай» и отправились в путь. Погода в этот раз стояла пасмурная, периодически накрапывал дождик, и дул свежий ветер с Байкала, поэтому с палубы приходилось время от времени уходить греться в салон.

По дороге к острову Огой мы прошли мимо другого острова — под названием Замогой; Даша рассказала, что туда раньше отправляли прокажённых, поэтому с тех пор на острове никто не высаживается.

Вся дорога до Огоя заняла примерно полтора часа. Мы сошли с нашего кораблика, поднялись по тропе наверх и увидели Ступу Просветления. Она небольшая по размеру, белого цвета и состоит из нескольких традиционных элементов: основания, ступеней, купола и шпиля с навершием. Вокруг ступы выложена дорожка из камней; считается, что если загадать желание и обойти ступу один, три, восемь или сто восемь раз (лучше, конечно, сто восемь, чтоб уж наверняка :)), то оно сбудется. Идти при этом надо исключительно босиком, с поднятыми вверх ладонями и только с благими мыслями.

Буддийская Ступа Просветления была установлена на острове Огой совсем недавно — в 2005 году. Посвящена она богине Тромо Нагмо, отличающейся особенной суровостью по отношению к вероотступникам. Место выбрано не случайно: остров Огой с воздуха напоминает своими очертаниями танцующую богиню, и ступа находится как раз в области её сердца. Говорят, что после установки этого сооружения в небе появилась радуга, соединившая Огой с Ольхоном — добрый знак свыше.

Ступа сделана из особо прочного бетона и содержит внутри себя послание человечеству. Туда заложены буддийские предметы культа, книги священного писания, кусочек священного тела Будды, земля со святых религиозных мест (в т.ч. из Подмосковья), а кроме того различные сельскохозяйственные орудия и образцы оружия Первой и Второй мировых войн. Всё это запечатано, внутрь входа нет.

Деревья на острове как всегда увешаны разноцветными ленточками — я, конечно, понимаю, что это дань традициям и по-другому никак, но картина глаз совсем не радует, и очень жалко сами деревья, которые явно страдают от таких «перевязок».

Также на Огое до сих пор работает маяк, служа ориентиром проходящим мимо судам.

Остров встретил нас дождём и поначалу показался мне довольно унылым местом. Однако чуть позже погода поменялась, вышло солнце, белоснежная ступа буквально засверкала на нём — и всё вокруг преобразилось. Возникло ощущение разлитой в воздухе благодати, схожее с тем, что я когда-то испытала в Непале у ступы Сваямбуднатх, но там, правда, оно было гораздо сильнее.

Мы провели на острове около часа: обошли вокруг ступы, пофотографировались, посмотрели сувениры. Выбор последних, правда, невелик — я, по своему обыкновению, ограничилась магнитиком с изображением ступы.

Попрощавшись с островом Огой, наша группа вновь поднялась на борт «Алтая», который взял курс на западное побережье — к святому источнику. В пути состоялся обед, состоявший из мясного бульона, хлеба, овощного салата и чая с печеньем — скромно, да. Но никто, конечно, по этому поводу не расстраивался и не возмущался — нам просто было очень хорошо всем вместе на Байкале, мы наслаждались каждой минутой, проведённой в этих благодатных краях, а всё остальное значения, в общем-то, не имело.

Через час мы достигли западного берега, сошли с катера и отправились пешком к святому источнику — он расположен не прямо на берегу, а в лесу, идти туда примерно полчаса быстрым шагом. В маленьком кафе у озера нам предложили заказать буузы — заранее, чтобы их приготовили к нашему возвращению с источника. Кто-то из туристов воспользовался возможностью и сделал заказ, я же была неголодна и решила не тратиться.

Дорога к святому источнику живописная, но непростая — нужно всё время подниматься в гору. Источник носит имя шамана Хамнай Боо, т.к. считается, что именно он открыл для людей это место. Само место, где находится родник, по традиции «отмечено» разноцветными ленточками, привязанными к веткам деревьев. У источника две струи: ближняя — женская, дальняя — мужская. Вода, по словам Даши, насыщена ионами серебра и обладает целебными свойствами: в частности, помогает при заболеваниях опорно-двигательного аппарата.

Совершив омовение, попив святой воды и набрав её в припасённые с собой бутылки, мы не спеша пошли обратно. Возвращались с чувством выполненного долга, одухотворённые и счастливые, только меня, вот, постоянно преследовала мысль: «Я до сих пор так и не искупалась в Байкале!». Купальник лежал у меня в рюкзаке, и, дойдя до берега, я решила, что пора, наконец, исправлять данное упущение, тем более что после часовой прогулки в темпе как раз хотелось окунуться.

Вода оказалась прохладная, но не слишком — градусов 18-19, на мой взгляд. Сначала вроде холодно, а потом уже нет. За мной последовали и другие члены группы — в итоге, искупались почти все. После этого сразу стало как-то свежее и легче, откуда-то взялась бодрость, прибавилось энергии — сплошь положительные эффекты! Мы ещё немного посидели на галечном пляже, пока капитан «Алтая» не позвал всех на борт.

На обратном пути катер традиционно проходит мимо острова с чайками и бакланами, которым туристы скармливают весь оставшийся хлеб. Птиц было не счесть, они ловили хлеб прямо на лету, следуя за катером, и корм очень скоро закончился. Птицы улетели, а я сделала пару фотографий необычного неба над Байкалом: лучи солнца проходили сквозь чёрные тучи и образовывали яркий световой поток, уходящий в озеро. Где-то далеко шёл дождь, но нас он в тот день больше уже не мочил.

На Ольхон «колечки» вернулись уже поздно, после восьми вечера, однако повар в столовой нас всё-таки дождался и накормил ужином.

Это был насыщенный, интересный день, воспоминания о котором я тут же поспешила зафиксировать на бумаге (давно уже так делаю), чтобы не забыть. Ну а завтра нас ожидали новые красивые места на острове: падь Идиба и озеро Ханхой.

Ольхон — день третий

В последний день на Ольхоне большая часть нашей группы снова выбрала экскурсию, а не отдых, и после завтрака мы поехали на УАЗиках в сторону юго-запада.

Сначала мы остановились на какой-то возвышенности, с которой открывался очередной потрясающий вид на озеро. Утро выдалось ясным и тихим, волнения не было вовсе — Байкал, а точнее пролив Малое Море, выглядел как зеркало.

Потом мы ещё немножко проехали на машинах и встали на лесной полянке, откуда начиналась пешая прогулка через падь Идиба к восточному берегу Ольхона. Падь представляет собой долину, окружённую горами; через неё идёт тропинка, которая примерно через 2 км выводит вас к Байкалу. По дороге можно увидеть огромное количество интересных растений, насекомых, а если повезёт, даже найти грибы — мы углядели один подосиновик среди сухих прошлогодних листьев.

Тропа петляет, спуски сменяются подъёмами, порой нужно перепрыгивать через ручьи и перешагивать через коряги — короче, путь интересный и при этом не особо утомительный. Где-то минут через сорок впереди показался Байкал, уже, правда, не такой спокойный, как на западе. Отсюда начинается Большое Море с серьёзными волнениями и большими глубинами. Противоположный берег находится примерно в 80 км и просматривается в виде едва заметной полоски вдали. Завтра нам предстоял семичасовой переход по Большому Морю на восток — но об этом позже.

Итак, мы дошли до бухты Идиба, на любование которой у нас оставалось не так и много времени: через час планировался обед на той самой лесной полянке, откуда мы стартовали. Я посидела на галечном пляже, а купаться не стала, т.к. вход в воду там неудобный (много камней), да и второпях удовольствие получается не то.

К назначенному времени все собрались на обед, который заботливо приготовили водители: снова ели уху, свежий белый хлеб, овощи и пили чай — стандартная программа пикников на Ольхоне.

Вторая часть экскурсии предполагала остановку для купания у озера Ханхой. Ещё мы могли бы заехать на горное озеро Шара-Нур, известное своей целебной грязью, но Даша сказала, что оно почти полностью пересохло и интереса не представляет.

Озеро Ханхой — это внутреннее озеро на Ольхоне, расположенное прямо рядом с Байкалом — их разделяет маленький перешеек. На этом перешейке, собственно, и организован пляж; хочешь — купайся в тёплом Ханхое, хочешь — в прохладном Байкале.

Ханхой, или Елгинское озеро, у берега заросло водорослями, дно там илистое, максимальная глубина — 4 м, поэтому вода хорошо прогревается. Говорят, в этом озере водится много рыбы, в т.ч. есть щука. Купаться в нём из-за мутной воды не очень приятно, так что я пару раз окунулась и пошла плавать в Байкале.

После отдыха на пляже мы вернулись на машинах на турбазу. До ужина ещё было свободное время, и я решила зайти в местный краеведческий музей имени Н.М. Ревякина, посвящённый истории Ольхона и озеру Байкал. Он располагается в старом здании школы недалеко от нашей турбазы.

Билет в музей стоил, по-моему, рублей пятьдесят. Представленные экспозиции весьма обширны и включают в себя множество различных инструментов и приспособлений из бурятского быта, модель юрты, принадлежности шаманов, предметы культа, исторические документы, а также образцы флоры и фауны Байкала. Здесь можно прочитать о Байкале «в цифрах»: так, в частности, я узнала, что длина озера составляет 636 км, максимальная ширина — 81 км, длина береговой линии — 2 000 км, объём воды — 23 000 км3. Максимальная глубина Байкала — 1 637 м, средняя — 700 м, а максимальная прозрачность его воды достигает 40 м!

После музея я пробежалась по сувенирным лавкам — купила сувенирные брелки друзьям и варган себе. Играть на этом музыкальном инструменте я, правда, до сих пор не научилась, так и лежит дома без дела.

Вечером же, после ужина, я пошла на мыс Бурхан — прощаться с Ольхоном. На мысе обнаружилось много наших, как и я пришедших напоследок полюбоваться на скалу Шаманку. Мы дождались заката и наблюдали, как солнце постепенно скрывается за горизонтом, оставляя на воде яркую бликующую дорожку. Воистину волшебная картина! Как же это здорово, что у нас есть Байкал, на Байкале — удивительный остров Ольхон, а на Ольхоне — загадочный мыс Бурхан!

Наше пребывание на Ольхоне завершалось, завтра рано утром «колечки» отправлялись в длинный путь на восток. За три дня мы успели посмотреть на острове многое, но, конечно, не всё — другие интересные места (гора Жима, мыс Кобылья голова, падь Ташкиней и т.д.) остались неохваченными. Также нам не удалось поприсутствовать на камлании — процессе общения шамана с духами; церемония проходила в один из дней где-то недалеко от мыса Бурхан, но мы тогда поздно возвращались с экскурсии и на неё не попадали.

Тем не менее, считаю, что поездка на Ольхон удалась на славу, и потому искренне желаю всем когда-нибудь побывать на этом острове — без него впечатления о Байкале будут неполными, так что приезжайте на Ольхон!

Переход в Максимиху

Ранним утром следующего дня, ещё до завтрака (его взяли сухим пайком), мы с вещами поехали в порт Хужира, где группу ждал уже знакомый нам капитан того самого судна «Алтай», на котором мы ходили на остров Огой. Я, честно признаюсь, была удивлена, что в длительный переход по Большому Морю мы отправимся на таком небольшом катере, т.к. ожидала увидеть судно посолидней.

Пока отплывали от Ольхона, я фотографировала с палубы его потрясающие мысы: Бурхан, Саган-Хушун, Хобой — это была единственная возможность увидеть их, наконец, с воды. На сей раз удалось рассмотреть и «дракона» на скале Шаманке, и «трёх братьев», и женский силуэт на мысе Хобой — действительно, впечатляет. Народ в салоне уже вовсю поедал свой завтрак, а я всё снимала Ольхон, пока он не оказался совсем уж далеко.

Первые часы прошли очень спокойно, и всё было просто замечательно, но через некоторое время, где-то на середине пути, началась довольно сильная качка. Наши чемоданы, стоявшие в кают-компании, ездили по палубе туда-сюда, со стола летела посуда, а перемещаться по судну можно было только ухватившись за что-нибудь. Некоторым сделалось плохо, и капитан посоветовал страдающим от морской болезни спуститься в его каюту, дабы пересидеть качку там. Я поначалу вроде чувствовала себя нормально, но потом, когда стала поднимать с палубы упавшую посуду, «ловить» и ставить на место чемоданы, меня тоже «накрыло». В капитанскую каюту я, правда, не пошла; вместо этого просто посидела на скамье, глубоко дыша и смотря в одну точку — способ помог, стало легче. Вдобавок к качке с Байкала ещё дул очень сильный и холодный ветер, поэтому пришлось надеть на себя все имеющиеся тёплые вещи.

Потом настало время обеда, на который собрались почти все, несмотря на качку. В меню, кажется, были щи, овощной салат, хлеб и… да, чай с печеньем, вы знаете :) После еды я как-то сразу согрелась, да и качать стало меньше — в общем, жизнь налаживалась. Самые трудные часы мы стойко выдержали, а впереди уже виднелись восточный берег Байкала и посёлок Максимиха — наша цель на сегодня.

С высадкой возникли проблемы: дело в том, что пристани в Максимихе нет, а к самому берегу «Алтай», разумеется, подойти не мог — сел бы на мель. В итоге за нами к катеру подъехали две моторные лодки, на которые сначала погрузили чемоданы, а затем через борт перелезли мы сами.

В целом путь с Ольхона в Максимиху занял семь часов, и в четвёртом часу дня мы заселялись на турбазу «Лидер», находящуюся на берегу Баргузинского залива.

Максимиха

Максимиха — посёлок в Бурятии на южном берегу Баргузинского залива Байкала. Живёт там всего 300 человек (2010). Через посёлок протекает одноимённая речка — Максимиха.

Турбаза «Лидер», на которой мы разместились, состоит из нескольких корпусов, относительно недавно построенных, однако условия проживания комфортными не назовёшь. Например, в том корпусе, куда поселили меня, санузел приходился сразу на два номера и был в ужасном состоянии. Такие же, видимо, номера достались тем нашим туристам, кто доплачивал за комфортное размещение — естественно, они возмутились и потребовали, чтобы Даша решила этот вопрос. Но альтернатив не нашлось, и людям пришлось смириться с очередным обманом. Я думаю, они потом всё же написали жалобу на турфирму, продавшую им тур, т.к. претензий для этого накопилось предостаточно.

Зато на территории турбазы имелся бассейн — я только ни разу не видела, чтобы кто-то там купался; вода мутная, и непонятно, когда последний раз этот бассейн чистили. Лучше уж дойти до Байкала и искупаться в его прохладной, но прозрачной воде.

До озера идти пять минут. Расположившись в номерах, мы первым делом отправились на пляж. Народу было не очень много — несколько семей с детьми, некоторые купались. С воды в тот день дул свежий ветер, и я, сидя на подстилке, вместо того, чтобы согреться на солнце, стала замерзать. В воду лезть совершенно не хотелось, поэтому пляж я вскоре покинула и пошла на прогулку по Максимихе.

Смотреть там, конечно, нечего — деревня деревней: вдоль дороги стоят деревянные домишки за покосившимися заборами, на столбах висят объявления о продаже копчёного омуля, людей почти нет. В самом конце посёлка имеется сельский клуб — при мне, правда, он был закрыт и выглядел невесело. Я дошла до места, где река Максимиха впадает в Баргузинский залив, и повернула обратно.

Ужинали на турбазе, в столовой. Что конкретно ели, не помню, но было довольно вкусно и сытно. Интересно, что в Бурятии принято пить чай с молоком, поэтому его добавляют по умолчанию — если вы такой чай не пьёте, то надо предупреждать заранее.

Вот, собственно, и всё, что происходило в этот день. Завтра мы все дружно отправлялись на экскурсию под названием «Чивыркуйская сказка» (шла как дополнительная, по желанию) — рассказ об этой «сказочной» поездке читайте далее.

Полуостров Святой Нос и Чивыркуйский залив

Наутро после завтрака за нами заехал микроавтобус, и мы поехали на экскурсию по Чивыркуйскому заливу, который считается самым красивым заливом Байкала.

Путь туда неблизкий — ехать три часа — и большей частью пролегает по песчаной косе, ведущей к полуострову Святой Нос. Эту косу ещё называют «мягкая карга», она образовалась вследствие намыва песка и земли с двух сторон реками Малый Чивыркуй и Баргузин. Песчаная коса является частью Забайкальского национального парка.

Сопровождала нас в этот раз не Даша, а другой гид — девушка Галя из Москвы, подрабатывающая здесь летом, проводя экскурсии. Рассказывала она неплохо, но с местным экскурсоводом было бы, наверное, всё-таки интереснее.

Первую остановку по пути мы сделали у озера Бармашово; его вода богата минеральными солями (оттого слегка солоноватая на вкус) и, как говорят, помогает избавиться от кожных заболеваний. Своё название озеро получило из-за населяющих его рачков-бармашей — главных очистителей воды. Желающие тут искупались, и мы двинулись дальше.

День выдался жарким, и, несмотря на работающий в салоне микроавтобуса кондиционер, ехать было не очень комфортно. На песчаной дороге машина поднимала тучи пыли, из-за чего в конце поездки у меня возникло ощущение, что я вся покрыта этим песком. Но впереди нас ждал самый красивый залив Байкала, и мы терпели.

На песчаной косе остановились у вышки, установленной там для ведения каких-то наблюдений. Что ж, раз есть вышка — значит, на неё надо забраться, решили я и ещё несколько человек и полезли наверх. Оказалось, не зря: с высоты открывается отличный обзор Баргузинского залива и полуострова Святой Нос.

Святой Нос, или по-бурятски Хилмэн-Хушун, что означает «нос осетра» — это крупнейший полуостров на Байкале, разделяющий Баргузинский и Чивыркуйский заливы. На нём водятся медведи, и произрастает уникальная чёрная берёза. Самая высокая точка полуострова — гора Маркова высотой 1 878 м, из села Монахово к вершине горы ведёт так называемая «тропа испытаний». Во второй день пребывания в Максимихе я планировала взять экскурсию «На святые вершины» и подняться по этой тропе — испытать себя и посмотреть на Байкал с высоты. К моему великому сожалению, группа для такого похода не набралась, поэтому пришлось ехать со всеми на экскурсию в Баргузинскую долину (о ней читайте ниже).

Насладившись видом с вышки, мы спустились и продолжили своё путешествие. Перед собственно Чивыркуйским заливом сделали ещё одну маленькую остановку у святого источника — его холодная вода помогла прийти в себя после долгой дороги по жаре.

И вот, наконец, перед нами Чивыркуйский залив — та самая обещанная «сказка». Мы подъехали к пристани в посёлке Монахово, сели на прогулочный катер и отправились в путешествие по заливу.

Чивыркуйский залив и правда красив: его береговая линия сильно изрезана и образует множество живописных бухт. За свою извилистость залив и получил такое название, т.к. «чивир» в переводе с эвенкийского означает «извиваться» (данные Википедии). Считается, что здесь самая тёплая вода на Байкале: Чивыркуйский залив мелководный (глубина не более 10 м), поэтому прогревается аж до 24 градусов.

Побережье Чивыркуйского залива – ещё и самый длинный пляж на Байкале, однако с середины июня там уже трудно найти место для палатки — всё заставлено. Кто-то едет сюда просто отдохнуть в отрыве от цивилизации и покупаться, а кого-то привлекает захватывающая рыбалка: здесь водятся окунь, сорога, ленок, щука, хариус — в ожидании богатого улова рыбаки приезжают со всей страны. Ввиду того, что залив находится в природоохранной зоне Забайкальского национального парка, здесь существует ряд запретов: на промышленный лов рыбы, на охоту на птиц, а также на любое строительство (в т.ч. турбаз) на побережье.

Через 20 минут после начала прогулки мы причалили к берегу в районе посёлка Катунь, чтобы там пообедать. Обед был простенький, его содержание очень точно охарактеризовала одна наша туристка: на первое — рыба с водой (уха), на второе — рыба без воды (жареный омуль), на третье — вода без рыбы (чай) :)

Затем мы продолжили наше плавание и через т.н. Байкальские ворота, образованные островками Голый и Лохматый, ненадолго вышли в Большой Байкал. Мимо то и дело проносились птицы — чайки и бакланы, конкурирующие друг с другом за рыбу; они живут на каждом из семи островов, имеющихся в Чивыркуйском заливе, один из которых так и называется — Бакланий. Я фотографировала с борта птиц, острова и покрытый растительностью берег залива с возвышающимся над лесом горным хребтом, но ни одного по-настоящему удачного видового снимка у меня в тот раз не получилось. Выложенные ниже фото, увы, не передают всей красоты тех мест.

Вскоре катер развернулся и причалил к бухте Змеиной, известной своими горячими источниками. Расположена бухта в 8 км от Курбулика — основного поселения на полуострове Святой Нос. Когда-то в этом районе обитало много ужей, которые ползали прямо по прибрежному песку — отсюда и взялось название «Змеиная»; сейчас ужи встречаются лишь в окрестных лесах.

Для принятия сероводородных ванн оборудовано два деревянных сруба: в одном источнике температура воды составляет 34 градуса, во втором — 40. Вокруг распространяется сильный запах сероводорода. К ваннам в моменты наплыва туристов собирается длинная очередь, т.к. одновременно находиться там могут не более четырёх человек. Перед этой процедурой можно окунуться в прохладную воду Байкала; главное — ни в коем случае не делать наоборот, т.е. не бросаться в Байкал после горячей ванны — может не выдержать сердце.

Я, не оценив по глупости длину очереди, сразу же пошла купаться в Байкале. А потом долго-долго, чуть ли не полчаса, стояла, мокрая, на ветру и ждала, когда же наступит мой черёд греться. Только каким-то чудом мне удалось тогда не простудиться — бог уберёг.

Сама ванна неглубокая, и, чтобы окунуться по грудь, нужно присесть. Вода мутная, жирная на ощупь и воняет тухлыми яйцами, как и положено. Сидеть долго там не рекомендуется — максимум 10 минут. Считается, что такие ванны помогают при заболеваниях опорно-двигательного аппарата и при радикулите — только для этого, наверное, их следует принимать регулярно. Посидев минут семь в ванне с температурой воды 34 градуса, я совершенно согрелась и во вторую залезать не стала — и так было хорошо.

В оставшееся время забежала в сувенирный магазинчик, но ничего интересного в нём не обнаружила: ассортимент стандартный (футболки, кружки, магниты, брелки) и уже порядком надоевший.

Около полшестого вечера мы покинули бухту Змеиную и отправились в обратный путь. Всю дорогу до Монахово с залива дул прохладный ветер, поэтому мы укутались в пледы, специально для таких целей предусмотренные на катере. После термальных ванн это особенно важно, т.к. риск простыть на ветру очень высок.

В Монахово мы пересели в микроавтобус и тем же путём — по песчаной косе — вернулись на турбазу в Максимихе.

Подводя итог, могу сказать, что эта длинная и пыльная дорога всё-таки немного портит впечатление от экскурсии, а название «Чивыркуйская сказка» не совсем соответствует реальности и, как мне кажется, звучит с иронией. Этот залив действительно очень живописный и, наверное, по праву считается самым красивым на Байкале, но по силе и яркости впечатлений для меня всё равно на первом месте остаётся остров Ольхон.

После такого напряжённого дня хотелось, наконец, расслабиться и отдохнуть в тишине, потому по возвращении на турбазу я пришла на побережье Баргузинского залива любоваться закатом. На пляже почти никого не было, и царила атмосфера полного умиротворения. Я сидела, слушала плеск волн и смотрела, как солнце постепенно скрывается за лесом на противоположном берегу — моя любимая картина, жаль, что нельзя наслаждаться ею каждый вечер.

Подошёл к концу восьмой день моего путешествия на Байкал; большая часть программы уже прошла, но впереди также ожидалось ещё немало интересного.

Баргузинская долина

Сегодня у нас опять была запланирована экскурсия на целый день — в Баргузинскую долину — с посещением различных археологических и природных памятников. Мне-то, правда, гораздо больше хотелось подняться на гору Маркова, но, как я уже писала выше, группу не набрали, и поход не состоялся.

Ехали на старом, повидавшем виды микроавтобусе марки «Мерседес» — он ещё преподнесёт нам пару сюрпризов по дороге. Зато гидом в этот раз работала местная жительница по имени Ирина, не приезжая, и её было интересно слушать всю дорогу.

Первую остановку мы сделали в посёлке Усть-Баргузин, где сосредоточено основное население Баргузинского района республики Бурятия. Живёт там около 7 тысяч человек (2015); 70% — русские, остальные — буряты, эвенки и тунгусы. Интересно, что сначала этот посёлок находился на правом берегу реки Баргузин, но потом был перенесён на левый в связи со строительством Иркутской ГЭС и повышением уровня воды в Байкале.

Когда-то в Усть-Баргузине функционировал крупный лесокомбинат — лес сплавляли по реке в Иркутск (для этого даже специально углубляли русло) и оттуда продавали по всему миру; также в посёлке работал рыбоконсервный комбинат, но в 90-е годы всё развалилось, и в настоящее время предприятия практически не действуют.

Сельское хозяйство тут развито слабо, поскольку здешние места являются зоной рискованного земледелия.

Мы остановились сфотографироваться у герба Усть-Баргузина: на нём изображены бабр с соболем в зубах и белка с кедровой шишкой. Бабр — старорусское слово, обозначающее тигра или ягуара, это животное можно увидеть и на гербе Иркутска; ну а соболь — одно из главных богатств Баргузинского района. Что же касается белки и кедра, то белки в изобилии водятся в местных лесах, а кедр — особо почитаемое здесь дерево, чьи древесина, хвоя и орехи обладают многими ценными свойствами.

Оттуда наш путь лежал к месту стоянки первобытного человека, расположенному в собственно Баргузинской долине. В районе села Адамово микроавтобус ненадолго притормозил у очередного святого источника, вода которого, по словам гида Ирины, помогает при болезнях глаз. Мы промыли этой водой глаза и наполнили бутылочки с собой в дорогу.

Спустя полчаса мы, наконец, въехали в долину, которая находится между Баргузинским и Икатским хребтами. Вдоль Баргузинского расположены, в основном, бурятские деревни, вдоль Икатского – русские. Стоянка первобытного человека, где мы остановились, представляет собой нагромождение валунов, на которых в одном месте вверху просматриваются петроглифы с изображением рыбок.

Как сказала Ирина, баргузинцы свято верят, что где-то здесь похоронен великий Чингисхан, мать которого происходила родом из баргутов — древнего народа, ранее населявшего Баргузинскую долину. Однако, всё это лишь предположения и домыслы, т.к. фактическое местоположение могилы Чингисхана не найдено до сих пор.

После краткой экскурсии мы устроили тут небольшой привал и организовали «пикник на обочине»: с турбазы в дорогу были взяты хлеб, яйца, огурцы, печенье, мандарины и банки с соком. Ирина, правда, предупредила, чтобы народ не наедался, потому что основной обед ждал нас в деревне и обещал быть очень сытным.

Далее мы поехали к так называемой «Сувинской Саксонии» — скальным образованиям в районе села Суво, напоминающим развалины саксонских замков. Место, конечно, красивое, но ассоциации с замками у меня как-то не вызвало :) Наверное, фантазии не хватило.

Вслед за Ириной мы поднялись на холм с россыпями камней — с него открывался прекрасный вид на долину, село Суво и горы вдали. Некоторые скалы там имеют причудливые формы; одна, например, напоминает голову индейца с длинным носом. Погода стояла сухая и жаркая, и, карабкаясь по камням, я уже мечтала о том, как вечером искупаюсь в Байкале.

Примерно к четырём часам дня мы прибыли на обед в один из деревенских домов села Суво. Нас встречала гостеприимная хозяйка, а накрытый стол был весь заставлен угощениями, приготовленными ею из натуральных домашних продуктов — такой вкусной сметаны и нежного творога я не ела очень-очень-очень давно, последний раз, наверное, в далёком детстве. Суп, греча с мясом, картошка, блины со сметаной и вареньем, — обед действительно оказался очень сытным, продукты с собой вообще можно было бы и не брать. Мы от всей души поблагодарили хозяйку за радушный приём и натуральную деревенскую еду (как приятно было вспомнить её вкус!) и отправились в обратный путь.

Предстоящий маршрут включал в себя остановки у ещё двух достопримечательностей: Бык-камня и солёного озера, и тут наш автобус неожиданно проколол колесо. Случился прокол, к счастью, неподалёку от Бык-камня, поэтому пока водитель производил замену колеса, мы дошли до этого святого для бурят места пешком.

Бык-камень, или Бухэ-Шулун — святыня Баргузинской долины и объект поклонения местных жителей; у камня проводятся шаманские обряды, буряты приезжают сюда «посоветоваться» с духами перед принятием важных решений или подзарядиться энергией. Так, как раз перед тем, как мы подошли к святому месту, свой ритуал там завершала одна бурятская семья.

По форме камень и правда напоминает быка, наполовину вросшего в землю, вокруг его «шеи» повязаны традиционные ленточки, а на «голове» лежат разнообразные подношения: монеты, сласти и почему-то окурки. Считается, что если загадать желание, обойти вокруг Бык-камня три раза и оставить что-нибудь ему в дар, то желание сбудется (только оно непременно должно быть светлым).

Пока мы ходили, наш водитель поменял лопнувшее колесо — можно было ехать дальше. Через час езды мы добрались до Алгинского солёного озера с голубой глиной. Озеро это неглубокое — вода доходит максимум до пояса, но благодаря термальным минеральным источникам, бьющим со дна, обладает целебными свойствами. Голубая глина помогает при артрите и кожных заболеваниях, для достижения максимального эффекта ею нужно намазать больное место и какое-то время походить с таким компрессом.

На этих лечебных процедурах программа дня завершилась, и мы возвращались обратно на турбазу. Но, видимо, мы чем-то прогневали местных духов, потому что автобус сломался опять — в этот раз что-то не так было с тормозной системой. И всё же, как говорят, нет худа без добра: вынужденная остановка произошла в живописном месте у реки Баргузин, и пока водитель «колдовал» с машиной, наша группа наслаждалась видами природы и слушала Ирину, рассказывавшую увлекательные баргузинские легенды.

В итоге неисправность удалось устранить достаточно оперативно, и все мы благополучно вернулись в Максимиху, лишь немного опоздав к ужину. На турбазе встретили нашу Дашу со стаканчиком свежей малины; выяснилось, что малиной торгует тётушка, живущая на окраине посёлка (где-то недалеко от здания сельского клуба), и я решила вечером туда сбегать.

К концу дня жара спала, становилось прохладнее, но я по-прежнему была полна решимости пойти искупаться, тем более что это была практически последняя возможность поплавать в Байкале, поскольку завтра мы уезжали в Улан-Удэ. Так что сразу после ужина я быстро переоделась у себя в номере и помчалась на пляж. Купались в тот вечер почти все наши, руководствуясь, вероятно, теми же соображениями, что и я. Наконец-то можно было смыть с себя песок и дорожную пыль! Температура воды в Баргузинском заливе составляла градусов 18 — это когда сначала тебе холодно, потом нормально, а конце ощущается свежесть и лёгкость во всём теле.

В приподнятом настроении, получив заряд бодрости, я вернулась в номер, оставила там купальные принадлежности и побежала за малиной. Успела — мне достались последние горсточки, многие ягоды уже помялись, но всё равно было очень вкусно!

Перед тем, как лечь спать, я собрала чемодан к завтрашнему отъезду. Собственно на Байкале нам оставалось пробыть всего полдня, а потом — Улан-Удэ и путь домой.

Музей-парк «Светлая поляна»

До отъезда в Улан-Удэ у нас оставались ещё свободные полдня, которые мы решили посвятить посещению музея под открытым небом «Светлая поляна». Обнаружился он совершенно случайно: гуляя в один из дней по Максимихе, наши туристы заметили какие-то терема в лесу — оказалось, что это целый эколого-этнографический парк, основанный народным мастером России, художником Шелковниковым.

Шелковников стал известен благодаря своим уникальным картинам из меха (некоторые из них можно увидеть в музее), но он также писал и обычные картины (красками), а кроме того был великолепным резчиком по дереву и играл на музыкальных инструментах. Помимо его работ на экспозиции в «Светлой поляне» представлены предметы бурятского быта, образцы минералов и горных пород, различные документы, старинные книги, фотографии. Есть даже ключ от Петропавловской крепости!

Сотрудница музея очень обрадовалась нашему приходу (не так уж часто туда заходят такие большие группы) и постаралась сделать экскурсию максимально интересной и содержательной. Она рассказала про историю заселения этих мест племенем баргутов, о том, как они внезапно исчезли и им на смену пришли буряты и эвенки, о непростом вхождении Бурятии в состав России и многом другом.

С баргутами, кстати, связано множество тайн и загадок: эти «окраинные люди» (так переводят название племени) непонятно откуда пришли, а потом вдруг бесследно пропали. По этому поводу существует легенда, что будто бы шаман предсказал баргутам, как вслед за приходом «белого дерева» на эти земли придёт и белый человек; через некоторое время в местном сплошь темнохвойном лесу стала расти берёза — баргуты перепугались, поднялись в горы и похоронили там себя заживо, т.к. идти им было некуда. По другой версии, потомки баргутов позже обнаружились в Китае и Монголии.

Вспомнили мы и про декабристов, а конкретно — про Вильгельма Кюхельбекера, который четыре года жил со своим братом в ссылке в городе Баргузин. Оба в итоге женились на местных девушках, родивших им большое количество детей. Портреты Кюхельбекеров тоже имеются в музее.

Под конец экскурсии для нас завели старинный патефон, и мы послушали пару пластинок, на одной из которых была записана знаменитая песня «У Чёрного моря» в исполнении Леонида Утёсова. Ну а потом, конечно, мы с удовольствием прогулялись по самому парку и пофотографировали симпатичные деревянные постройки: усадьбу Шелковникова, церковь Покрова Пресвятой Богородицы и другие дома.

В общем, будете в Максимихе — загляните в «Светлую поляну»: во-первых, место само по себе заслуживает внимания, а во-вторых, вам там будут очень рады и всё подробно расскажут и покажут.

Мы провели в «Светлой поляне» часа полтора, после чего я пошла к Баргузинскому заливу прощаться с Байкалом. Купаться не тянуло, т.к. было довольно прохладно, поэтому я просто посидела на берегу, глядя на прибой. Прощаться, правда, тоже не хотелось, ведь за эти несколько дней Байкал навсегда стал частью меня — я его уже никогда не забуду и очень хочу верить в то, что мы ещё как-нибудь увидимся. Так что «До свидания, батюшка Байкал!».

Затем состоялся заключительный праздничный обед на турбазе, на котором нас угостили напоследок жареным омулем с рисом и овощами.

Наступило время отъезда, и тут вдруг пришли нерадостные вести: водитель опаздывает — это раз, а кроме того, вместо большого вместительного автобуса с отделением для багажа за нами приедет маленький, и вещи придётся как-то размещать в салоне — это два. Очередной «косяк» по вине туроператора, короче говоря. Народ снова стал возмущаться, и Даша опять вынуждена была оправдываться.

До Улан-Удэ от Максимихи 230 км, ехали в итоге три часа с чемоданами в ногах и сумками на коленях и прибыли в город позже намеченного времени. Зато Даша договорилась, чтобы в качестве компенсации за доставленные неудобства нас бесплатно накормили ужином в гостинице (по программе ужин в Улан-Удэ шёл за свой счёт). И за это ей, конечно, большое спасибо, Даша всё сделала правильно.

Улан-Удэ

Улан-Удэ — столица республики Бурятия, город, образованный в месте слияния рек Уды и Селенги. Здесь проживает 427 тысяч человек населения, площадь Улан-Удэ — 347,6 км2.

Основан город был в 1666 году как казачье зимовье, которое позднее превратилось в острог; в 1775 году Верхнеудинск получил статус города, а в 1934-м его переименовали в Улан-Удэ, что в переводе с бурятского означает «красная Уда».

Мы разместились в гостинице «Бурятия», что расположена недалеко от главной улицы исторического центра города — улицы Ленина. Её пешеходный участок местные называют «Арбатом» — тут находится много исторических зданий и сувенирных лавок. Вечером я с большим удовольствием прогулялась по этой улице; особенно мне понравилась Театральная площадь, на которой находится Бурятский государственный академический театр оперы и балета, а перед ним — музыкальный фонтан. Через определённые промежутки времени здесь звучат различные классические композиции, известные мелодии из песен, под которые «танцуют» струи воды и меняется подсветка (вечерний вариант шоу). Я провела у фонтана почти всё оставшееся время, т.к. очень люблю подобные зрелища, и вернулась в гостиницу, когда уже совсем стемнело.

Ещё с Театральной площади можно попасть на площадь Советов, где находится огромная голова Ленина — «визитная карточка» Улан-Удэ, но о ней я расскажу позже, когда буду писать про обзорную экскурсию по городу.

Иволгинский дацан

Первая половина нашего последнего экскурсионного дня была посвящена посещению Иволгинского дацана — центра российского буддизма.

Этот крупнейший в России буддийский монастырский комплекс находится в 36 км от Улан-Удэ, в посёлке Иволгинск — у подножия хребта Хамар Дабан. Место для строительства выбрано не случайно: по легенде, шаманам здесь явилась белая кобылица с жеребёнком, и они сочли это добрым знаком. Первую открытую службу тут провели в 1945 году.

Иволгинский дацан несколько раз посещал Далай-лама.

Мы приехали туда около 10 утра, через некоторое время подошёл наш проводник — местный послушник — и началась экскурсия.

На территории дацана расположено множество различных храмов, т.н. дуганов, которые посвящены разным божествам или священным реликвиям. Главный дуган возведён в честь множества божеств. Все храмы имеют форму пагоды и окрашены в яркие цвета, поэтому весь комплекс выглядит очень празднично. На крышах дуганов можно увидеть позолоченные украшения в виде ступы, газелей (священного для буддистов животного) или колеса Дхармы (буддийского Всемирного закона). Около каждого храма обязательно имеется ряд молитвенных барабанов — те, кто читал мой рассказ о путешествии в Непал и на Тибет, уже знают, что в таких барабанах в свёрнутом виде находятся тысячи мантр (молитв) и вращение барабана как бы заменяет их прочтение.

Также возле некоторых дуганов стоят священные ступы белого цвета, неизменно украшенные сверху изображением полумесяца, солнца и пламени над ними. Как объяснил наш гид, полумесяц является символом женской мудрости, солнце обозначает мужское начало и метод достижения мудрости, а пламя служит знаком объединения двух начал.

Один из дуганов является местом хранения священной реликвии всех буддистов России — нетленного тела Пандито Хамбо-ламы XII Итигэлова. В 1911 Итигэлов был избран главой буддистов Сибири (Пандито Хамбо-ламой), через шесть лет сложил с себя полномочия, а в 1927 году ушёл в нирвану, находясь в состоянии медитации. Перед своим уходом Итигэлов предрёк будущие гонения на религию, а также завещал «навестить его тело» через 30 лет.

В 1955 году тело Итигэлова извлекли из специального саркофага, в котором его похоронили, и обнаружили, что с ним ничего не произошло. Проведя необходимые обряды и сменив одежду, ламы вновь поместили тело в саркофаг. После этого его поднимали ещё два раза, и лишь в 2002 году было принято решение о переносе Нетленного в отдельный, специально построенный для этого дворец на территории Иволгинского дацана. Пробы его волос, кожи и ногтей, сделанные учёными, дали поразительные результаты: они свидетельствуют о том, что это живой человек, зарегистрированы даже импульсы, поступающие от мозга!

Постоянного доступа к священному телу Итигэлова сейчас нет; увидеть его можно, либо попав во дворец по специальной договорённости с ламой, либо в определённые дни, когда Нетленный выставляется на публику и все желающие имеют возможность поклониться ему. Круглый год за состоянием тела ежедневно следят специальные монахи. Мы, к сожалению, посещали дацан в обычный день и в храм-дворец Хамбо-ламы не попадали; можно было, конечно, в свободное время попробовать «присоседиться» к какой-то большой группе, толпившейся в очереди у этого дворца, но я решила не рисковать.

На экскурсии мы посетили пару других храмов; если не ошибаюсь, заходили в храм бодхисаттвы сострадания Авалокитешвары и в дуган, посвящённый Зелёной Таре — женскому воплощению Авалокитешвары. Внутреннее убранство храмов примерно одинаковое: там обязательно имеются фигуры Будд, статуи бодхисаттв, чаши для пожертвований (риса и монеток), прочая буддийская религиозная атрибутика. Согласно правилам, при входе в храм нужно снять головной убор, а находясь внутри, нельзя поворачиваться спиной к священным изображениям, поэтому выходить можно только пятясь назад. Странно, но в Непале и на Тибете нам о таких правилах не говорили.

Немного поясню про бодхисаттв. Бодхисаттвы — это существа, достигшие просветления, но отказавшиеся уходить в нирвану ради блага всех других существ. Тара — одна из главных бодхисаттв, женская богиня-спасительница; она, как правило, изображается с семью глазами, три из которых расположены на лице, и по одному — на руках и ногах, что позволяет ей лучше видеть все людские страдания.

Вокруг дацана плитами выложена специальная дорожка, по которой принято обходить территорию по часовой стрелке (ритуал горо) — в свободное время я прошла по ней один полный круг. Помимо дуганов и ступ комплекс Иволгинского дацана включает в себя библиотеку, вольер с косулями, резиденцию действующего Хамбо-ламы, учебные корпуса Буддийского университета — в нём функционируют четыре факультета. Здесь также есть специальная оранжерея, где растёт священный фикус, происходящий, как говорят, от того самого дерева, под которым сидел сам Будда Шакьямуни. Территория дацана продолжает расширяться: так, за оградой монастыря построены стадионы для проведения соревнований по борьбе, конных состязаний и стрельбы из лука.

Когда наш проводник закончил свою экскурсию, он что-то ещё сказал про то, что в свободное время мы можем зайти к ламам, живущим в специальных домиках на территории дацана, и задать им свои вопросы, если таковые имеются. Ламы делятся на лекарей, способных по пульсу провести полную диагностику состояния организма, и астрологов, дающих предсказания на ближайшее будущее. Однако потом экскурсовод куда-то делся, и я не успела уточнить, куда конкретно можно зайти, сколько стоит такая «личная консультация» и вообще как себя нужно вести с ламами. Так что в домики я зайти всё-таки не решилась, хотя это было бы, наверное, не бесполезно.

Ещё около одного из дуганов находится так называемый «камень исполнения желаний»; он установлен на специальную подставку, и, чтобы загадать желание, нужно прикоснуться к камню рукой. Тут же можно проверить, сбудется ли оно: для этого требуется отойти на отведённое расстояние, закрыть глаза и с вытянутой вперёд рукой пойти по направлению к камню — если ладонь упрётся в него, значит, желание осуществится.

Мы провели на территории Иволгинского дацана три часа, там же у нас был обед в юрте. Накормили очень сытно — бульоном, позами и какими-то сахарными лепёшками, которые выпекают только в дацане.

Перед отъездом я, как водится, пробежалась по сувенирным лавкам; ассортимент довольно широкий — есть, на что посмотреть и что выбрать. Я собиралась там купить молитвенный барабан на память и в итоге купила целых два: один крутится вручную, а второй работает на солнечной батарейке; сделаны они качественно и смотрятся здорово, особенно второй.

В целом, Иволгинский дацан произвёл на меня очень приятное впечатление. В этом месте всё — и храмы радостной расцветки, и чистый прозрачный воздух, и даже скрип молитвенных барабанов, — абсолютно всё подчинено единой гармонии, которая буквально заставляет тебя избавиться от всех дурных мыслей и сосредоточиться только на хорошем. Здесь можно полностью отрешиться от мирской суеты и заняться, наконец, самопознанием — только для этого, конечно, надо приехать в дацан на несколько дней, недель или месяцев.

Мы же возвращались в Улан-Удэ. По дороге в город проезжали мимо одной горы, на склоне которой крупными буквами выложена самая известная в мире мантра: «Ом мани падме хум». Я до сих пор считала, что смысла как такового в этой фразе нет, важно само её звучание, но вот наша гид по Улан-Удэ, которую мы подхватили по пути, сказала, что мантра имеет следующий перевод: «Да будут счастливы все живые существа». Порывшись по возвращении домой в Интернете, я не нашла этому никаких подтверждений, тем более что слова мантры, взятые по отдельности, переводятся совсем иначе (там что-то про цветок лотоса и драгоценности), так что мне по-прежнему кажется более верной версия про гармонию звуков при произношении.

К двум часам дня мы снова были в Улан-Удэ, на площади Советов, откуда и стартовала наша пешеходная экскурсия по центру города.

Улан-Удэ

Площадь Советов — центральная площадь Улан-Удэ, раньше она называлась Нагорной, т.к. расположена на возвышенности. Здесь находится Дом Советов, а перед ним — огромная голова Ленина, являющаяся самой большой в мире. Высота головы — 7,7 м, ширина — 4,5 м, высота постамента — 6,5 м; таким образом, общая высота памятника составляет более 14 м! Авторы этого уникального скульптурного изваяния — отец и сын Нерода — получили за него награды на нескольких международных выставках.

На выезде с площади Советов установлена памятная арка в честь посещения Верхнеудинска цесаревичем Николаем Александровичем в 1891 году. Первоначально она была деревянной, но в советское время арку снесли; восстановили её лишь в 2006 году уже в каменном варианте.

По ходу экскурсии мы прошли по улице Ленина дальше и остановились у театра оперы и балета — того самого, с полюбившимся мне музыкальным фонтаном. Здание театра было построено архитектором Фёдоровым, который успешно соединил сталинский ампир с национальными декоративными элементами: скруглённая центральная часть сооружения символизирует бурятскую юрту, наверху здания можно увидеть буддийскую ступу, а скульптурная группа на фасаде является традиционным элементом построек советской эпохи. У входа установлен памятник артистам балета Ларисе Сахьяновой и Петру Абашееву. Первый спектакль в новом театре состоялся в 1952 году.

Как я уже писала выше, на улице Ленина находится много старинных (купеческих) домов; один из них — дом Капельмана с атлантами. Он был построен в 1907 году и отлично сохранился до наших дней. Раньше на первом этаже дома работали кофейня и кондитерская, сейчас там размещается ювелирный магазин.

За домом Капельмана расположена усадьба Голдобина — когда в 1891 году в Улан-Удэ приезжал цесаревич Николай Александрович, он останавливался именно там. В настоящее время здание отдано под музей истории города. Фасад усадьбы смотрится очень хорошо, но если зайти во внутренний дворик, то видно, что всё осыпается и зданию требуется капитальный ремонт.

Помимо исторических домов на улице Ленина можно увидеть несколько интересных скульптур: например, памятник крачкам или бронзовую фигуру Чехова. Две крачки — это аллегорическое изображение рек Уды и Селенги, на которых стоит Улан-Удэ. Памятник Чехову установлен в благодарность за хороший отзыв, оставленный писателем о городе после его сибирского путешествия; Антон Павлович изображён отдыхающим на скамейке, а рядом прибита памятная дощечка с его словами: «…Верхнеудинск миленький городок…».

Своим южным концом улица Ленина упирается в Одигитриевский собор — великолепный образец архитектуры сибирского барокко. Построен он был в XVIII веке и стал первым каменным зданием в Улан-Удэ. Весь ансамбль выполнен в бело-синей цветовой гамме, придающей собору «воздушности», а от сверкающих на солнце позолоченных куполов просто не оторвать глаз!

В этом храме находится икона Смоленской Божьей Матери Одигитрии, являющейся покровительницей торговцев и путешественников. Каждый год 10 августа в Улан-Удэ отмечается  день этой иконы и проходит крестный ход. Мы же были там буквально на день раньше — 9 августа — и праздник не застали.

Внутреннее убранство собора показалось мне скромным; в советское время всё церковное имущество было изъято, золочёные резные иконостасы уничтожены, и сегодня храму постепенно возвращают былое величие. В 2004 году верхний придел собора освятил митрополит Кирилл.

Сразу за Одигитриевским собором расположена набережная реки Уды, где и завершилась наша экскурсия. Если двигаться по набережной на запад, то можно выйти как раз к месту слияния Уды и Селенги, где и был основан город Улан-Удэ — там лежит мемориальный камень и установлен православный крест. А ещё оттуда хорошо виден памятник Гэсэру — огромный конный монумент, посвящённый знаменитому герою бурятского эпоса «Гэсэр».

Я прошла почти до самого конца набережной Уды, полюбовалась стоящими вдоль улицы старенькими одноэтажными деревянными домиками, сняла на камеру Гэсэра и повернула к Центральному рынку. До отъезда на вокзал оставалось около трёх часов, которые я планировала потратить на покупку сувениров и свободную прогулку по городу.

На рынке я, в первую очередь, искала копчёного омуля, а также кедровые орешки и кедровый грильяж фирмы «Амта» (читала, что он тут какой-то особенный). Омуля я в итоге купила всё-таки в магазине — в вакуумной упаковке, а орешки и конфеты взяла на рынке. Грильяж «Амта» продаётся там в специальном отделе и стоит дорого: маленькая коробка — почти 500 рублей, большая — под 900. Но он и вправду объеденье! По сути, это даже не грильяж, а просто шоколадные конфеты с кедровыми орешками, очень мягкие и нежные.

После посещения рынка я вернулась на улицу Ленина и зашла в сувенирные магазины, где купила домой чаи с байкальскими травами, тарелку с нерпой и видами Байкала, магнитики себе и в подарок. Очень рекомендую, кстати, байкальскую траву саган-дали — её хорошо добавлять в чай или заваривать отдельно, саган-дали обладает тонизирующим эффектом, повышает иммунитет и придаёт чаю особенный приятный запах.

Решив вопрос с сувенирами и набив рюкзак под завязку, я, наконец, могла спокойно побродить по Улан-Удэ и сфотографировать то, что ещё не успела — памятник Чехову, прекрасную панораму улицы Ленина, голову вождя. Ну и, конечно, ноги вновь привели меня к музыкальному фонтану у театра, где, как оказалось, уже вовсю шёл какой-то праздничный концерт и толпился народ.

В назначенное время вся наша группа «колечек» собралась в холле гостиницы «Бурятия», чтобы отправиться на вокзал. Так заканчивалось это 11-дневное путешествие на Байкал, и всем было немного грустно. Несмотря на имевшие место накладки и неудобства, я считаю, что поездка удалась на славу — спасибо всем гидам, водителям, капитанам и нашей замечательной, дружной, душевной и жизнерадостной команде путешественников!

Ночной поезд Наушки-Иркутск уходил из Улан-Удэ в 22.30 и прибывал в Иркутск в 7.30 утра. На вокзале мы распрощались с частью группы и оставшейся компанией в сопровождении Даши поехали в аэропорт. До моего рейса в Москву было ещё почти пять часов, и я бы погуляла по Иркутску, если бы не чемодан с рюкзаком. В аэропорту я простилась с остальными «колечками», которые улетали вообще вечером и заезжали просто оставить вещи в камере хранения, и села ждать свой самолёт. Задержек, к счастью, никаких не было — я долетела до дома без проблем.

Погода

Климат в Иркутске, на Ольхоне, на восточном побережье Байкала и в Улан-Удэ очень разный, поэтому надо быть готовыми ко всему — как к жаре, так и к холоду.

В Иркутске в наш приезд было прохладно, кроме того, мы попали под дождь и каким-то чудом не попали под град.

Если говорить про Ольхон, то там насчёт осадков можно особо не волноваться, т.к. благодаря особому микроклимату погода на Ольхоне почти всегда солнечная. Я неоднократно наблюдала, как над Байкалом сгущаются тучи, но остров при этом почему-то обходят стороной. Зато дневная жара тут резко сменяется ночным холодом, и сразу хочется надеть на себя все имеющиеся тёплые вещи. Вода в Байкале по температуре находилась в диапазоне от холодной до прохладной — в среднем, 16-18 градусов.

В Максимихе первые два дня погода стояла хорошая, тёплая, а в день отъезда набежали облака, и пошёл дождь.

Улан-Удэ — тоже солнечный город, но с умеренным резко континентальным климатом. В наш приезд было довольно жарко и обошлось без осадков.

В общем, июль-август — это идеальное время для посещения Байкала летом, поскольку в июне там ещё холодно, а в конце августа-сентябре уже холодно, осень начинается довольно рано.

Что же касается всяких назойливых насекомых, то с ними никаких проблем не было, а на Ольхоне комаров, мошки и опасных клещей нет вообще.

Организация

Проживание

К гостиницам в Листвянке и Иркутске, где мы провели первые две ночи, у меня претензий нет. В Иркутске нас вообще поселили в абсолютно новую гостиницу, которая находилась, правда, далеко от центра, но это тогда было неважно.

Турбаза на Ольхоне тоже вполне себе соответствовала моим представлениям. Удобства на территории, платный горячий душ, неотапливаемый номер, — к таким условиям я была более-менее готова, прочитав программу тура. Сами домики для проживания выглядели очень прилично, в комнатах всё было чисто и аккуратно.

А вот турбаза «Лидер» в Максимихе подвела: один туалет и душ на несколько комнат, всё какое-то неухоженное — это не соответствовало обещанному уровню комфорта.

Гостиница «Бурятия» в Улан-Удэ тянет на четвёрку с минусом: светлый и чистый номер, но убогая обшарпанная ванная. На одну-две ночи это нормальный вариант, если же планировать провести в Улан-Удэ больше времени, то стоит, наверное, подыскать что-нибудь получше.

Питание

Питание в программе «Кольцо Байкала» продумано неплохо: во все дни на турбазах предлагается полный пансион (в случае экскурсии на целый день обед проходит на природе), в остальные дни (Иркутск, КБЖД, Улан-Удэ) кормёжка двухразовая.

Лучше всего, пожалуй, кормили на турбазе на Ольхоне; на завтрак — каша и блинчики со сгущёнкой, пирожки, на обед — суп, мясное второе и какой-нибудь компот, на ужин — тоже, как правило, мясо или рыба, выпечка с чаем. В Максимихе порадовал жареный омуль на прощальный обед. На экскурсиях, конечно, всё было достаточно скромно, и ассортимент разнообразием не отличался: бульон или уха, салат из помидоров с огурцами, чай с печеньем.

И самое главное: отправляясь на Байкал в июле-августе, не стоит ждать, что вас везде будут кормить омулем в разных видах. В это жаркое время рыба, как правило, уходит на дно, и уловы у местных получаются небогатые. Однако на рынке в Листвянке или в рыбных киосках на Ольхоне омуль (а также сиг, хариус  т.п.) продаётся — и копчёный, и вяленый, и солёный, так что каждый сам покупает то, что хочет. Ещё копчёного омуля можно заказать у водителей на Ольхоне — они принесут вам его прямо с коптилки, сколько захотите.

Транспорт

Перемещались мы в этом туре на микроавтобусах, УАЗиках, катерах и пароме.

Про УАЗики на Ольхоне я уже писала, это основной вид транспорта на острове. Водители лихачат на них по бездорожью — поначалу страшно, а потом хочется покататься так ещё и ещё.

Микроавтобусы комфортабельными не назовёшь, в них было душно и тесно, а в поездке по Баргузинской долине мы вообще два раза ломались.

С водным транспортом ситуация лучше, но пару неприятных часов мы всё же испытали, попав в качку в Большом море на пути с Ольхона в Максимиху.

Работа гидов

На протяжении всей программы нас сопровождала гид Даша — внимательная и отзывчивая девушка, которой сначала было очень непросто, т.к. не раз приходилось оправдываться перед недовольной группой за «проколы» по вине туроператора. Она провела для нас хорошую экскурсию в Иркутске и Тальцах, много и интересно рассказывала во время поездок по Ольхону. Все конфликты Даша, в общем, как-то уладила и со своей работой справилась пусть не блестяще, но хорошо.

В Максимихе на экскурсии по Чивыркуйскому заливу и Баргузинской долине с нами ездили разные гиды — Галина и Ирина. Интереснее было с Ириной, т.к. она, в отличие от Галины, сама из этих мест и лучше знает особенности бурятской культуры, традиции, а также разные захватывающие истории и легенды, которыми спешила поделиться с туристами.

По Иволгинскому дацану в последний день путешествия нас водил молодой послушник, который говорил нескладно и сумбурно, демонстрируя чисто формальный подход к работе. Зато гид по Улан-Удэ, наоборот, провела великолепную экскурсию по историческому центру города, благодаря которой у меня остались только приятные воспоминания о столице Бурятии.

Гид на КБЖД и экскурсовод по музею в Усть-Орде также отработали хорошо и заслуживают благодарности.

Итоги

Достоинства программы: содержательный маршрут, дающий возможность увидеть западный, южный и восточный Байкал, а также остров Ольхон, КБЖД, Усть-Орду и Улан-Удэ.

Недостатки программы: отсутствие комфорта на турбазах, утомительный переход на восточное побережье, ограниченность в возможности выбора дополнительных экскурсий.

Оценка путешествия по 5-балльной шкале и рекомендация

Общая организация – 3 (много накладок, неполное соответствие заявленной программе)

Продуманность маршрута – 5

Услуги гида – 4 (бывает всё же лучше)

Условия проживания – 4 (минус балл за турбазу в Максимихе)

Питание – 4 («урезанные» обеды на экскурсиях)

Транспортное обслуживание – 4 (из-за микроавтобусов)

Рекомендация:

Я считаю, что на Байкал надо ехать однозначно. «Кольцо Байкала» (при всех своих недостатках) — одна из лучших программ, поэтому я рекомендую её всем, кто желает увидеть как можно больше красот «жемчужины России» за одну поездку. Если решите ехать по другим маршрутам или самостоятельно, не обойдите всё же своим вниманием остров Ольхон, т.к. без него впечатления будут не те.


BELMAR — С ЛЮБОВЬЮ К РОССИИ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *